Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Николай II

«Затмение». Глава Y

Продолжаю публикацию черновика ещё не законченной книги под рабочим названием «Затмение». Похоже, что по мере увеличения числа глав, выложенных в сеть, из постоянных читателей останутся две замечательные женщины Ира kislitsina и Света all_svet. Живой журнал не место для литературных спражнений. Для творческого выпендрёжа существует масса других площадок, где ремесленники с гусиными перьями сражаются за любовь избалованных доноцовыми и пелевеными читателей. Мне же нужна грамотная корректура. Профессиональным редакторам и корректорам надо платить, а я по природе скаредный, вот и нашёл халявный выход. И всё же, если что-то в опубликованных отрывках задело, настоятельно рекомендую прочесть черновик сначала. Вот ссылки: раз, два, три.


Ещё одно предуведомление. Несмотря на ироничность и стёбность изложения, многие эпизоды являются отражением реальных событий, участником которых был я. Главный герой — тоже я, но максимально окарикатуренный. Это человек и офицер, так и не сумевший избавиться от детского восприятия мира. Наиболее близкие к нему литературные персонажи, — Гурвинек и Швейк.


Если я и утверждаю, что многое в моих двух последних книгах является чистой правдой, то нельзя не остановится на образе секретаря объединённого парткома Института Разведки Фикусова. Это реальный человек из моей прошлой жизни. Звать его Владимир Пигузов. Резидент американской разведки в самом сердце самого секретного учебного заведения СССР. По рейтингу предателей Родины он входит в первую тройку наравне с таким Иудой как Пеньковский. В моём личном деле хранится партийная характеристика, подписанная предателем. Кстати, не очень лестная характеристика. Думаю, что у того, кто её подписывал, она была безупречной. Но это не всё! Пигузов рекомендовал меня в аспирантуру и был весьма раздражён, когда на мандатной комиссии я отказался, сославшись на неистребимое желание служить Родине в самых горячих точках планеты. Тогда это был Афганистан, отправляться в который во второй раз у меня не было никакого желания. Но я так запутался в личной жизни, что ничего не оставалось, как обрубить все концы и в очередной раз прыгнуть головой в омут. У меня не было близких отношений с Пигузовым, однако все обстоятельства свидетельствовали о том, что при определённых условиях с его стороны могло бы последовать вербовочное предложение. Ведь он уже успел завербовать ряд работников Института (сколько и была ли вообще у него агентурная сеть, сказать определённо не могу. Так мне об этом говорили много позже). Зато у меня есть старый добрый друг, поступком которого я горжусь. Он ещё до разоблачения шпиона прилюдно послал секретаря парткома на х.. и ему за это ничего не было. Были, были среди нас достойные люди. Я бы не осмелился послать, а мой друг — послал. И за что мне было его посылать, если секретарь парткома ко мне не ровно дышал.


Что я хотел сказать, введя образ предателя в ткань повествования? Самую простую вещь — вся художественная литература и фильмы о шпионах и разведчиках, за исключением редких вкраплений советских образцов, — есть сплошная ложь! Разведчики и предатели — те же самые люди, каких вы встречаете ежедневно десятками у себя на работе, или на отдыхе. Те же люди, но волею обстоятельств попавшие в непростые обстоятельства, иногда — экстремальные. Да-да, читатель! Каждый из вас мог бы стать разведчиком, а каждый третий — предателем. Но у вас не получилось. Звёзды не в том порядке легли. Не отчаивайтесь, — в следующей жизни обязательно всё срастётся.


В своей повести я вывел вымышленный образ — «Валькирию», якобы дочь предателя. Дал ей имя Людмила. Описал короткий, но бурный роман между Германом и ней. Это выдумка. Любовной истории между мной и дочерью предателя Родины не было. Но была другая женщина, с которой я встретился много позже. Необычайно интересная, интеллектуально одарённая миллионерша, интересы которой защищал целый сонм генералов различных ведомств. Именно её я взял в качестве прототипа «Валькирии». Бизнес бизнесом, но она одновременно была альпинисткой, увлекалась даунхилом, парапланеризмом, парашютным спортом, экстремальным туризмом и… танцами. Она была уверена, что всего этого достаточно, чтобы покорить такого мужчину как я. Под наш мезальянс был даже приобретён спортивный мерседес, чтобы вся Москва могла лицезреть счастливую пару. Не срослось. Я бежал! Роль альфонса не про меня. Однако образ волевой умной женщины остался. Отсюда и родилась «Валькирия». Именно эту коллизию, демонстрирующую, что настоящая любовь не имеет ничего общего с деньгами и дарованиями партнёра я и хотел развить в своей повести, теперь уже трилогии.


После столь пространного вступления можно читать. А можно и не читать. Ведь весь вопрос в удовольствии. Если его словил после прочтения, — слава мне как автору, если нет, — то тоже слава! Значит я избавился от читателя, которого интересует исключительно политическая трескотня в Интернете и который не в состоянии постичь всю глубину бытия в этом огромном, враждебно-агрессивном, но таком интересном мире.


Collapse )
Гашек

Впечатления о поездке в Киев

Кто может выдержать адовы муки: побывать в Киеве и не поделиться впечатлениями? Только не я! Кто не испытал мучений любителя пива, не встававшего из-за стола в течение трех часов, тот не поймет, что, насытившись до бровей впечатлениями, невозможно изложить их логически завершенными фрагментами. Поэтому, добравшись до клавиатуры, я испытываю огромное облегчение, изливая воспоминания мощным потоком несвязанных между собой воспоминаний. Текст снабдил фотографиями. Почти все они кликабельны. Мастеров светописи прошу не критиковать. В том состоянии, в котором я находился в Киеве, хорошо еще кнопку спуска находил...

Киев прекрасен! Он создан для людей, словно разношенный тапочек для уставшей ноги. Киев спокоен. Нет и намека на московскую суету. Киевляне живут, наслаждаясь каждой минутой. Я не видел перекошенных эмоциями лиц, ни разу не встретил видовой элиминации в виде мрачных "готов", страдающих "эму" или разукрашенных лузеров — поклонников "аниме". У столичных жителей Киева явно не хватает фантазии на более или менее сносный "пирсинг" или примитивный "тату". Через пару часов блуждания по центру растет раздражение от полного отсутствия колец в носу или проколотых губ. Европейская провинция, что тут скажешь! Зато довольно часто можно увидеть женщин в национальных одеждах. Не исключаю, что это всего лишь атрибут праздника "День города", тогда как объяснить те же вышитые блузки и прозрачные расписные юбки на манекенах многих магазинов. Что-то в Москве я не встречал на витринах косовороток. В конечном итоге, я пришел к выводу, что киевляне избегают "кич" в жизни и своих одеждах. Вообще, горожане избегают всяческих излишеств. Только отгремели прощальные балы в школах. В Москве недавние тинейджеры, разбившись по парам, сосут друг друга, словно пиявки, слившись телами в самых оживленных местах столицы. В Киеве не забалуешь! Легкий поцелуй украдкой, и — все! Остальное дома или на площадке подъезда. Целомудренен киевлянин, что тут еще скажешь!
Collapse )

Женщины хороши! Мой сын, опрометчиво давший обет не заглядывать на чужих женщин, изо всех сил пытался сохранять верность далекой даме своего сердца, но стоило редкому для Киева ветерку поиграть подолом проплывающей киевлянки, его ноздри раздувались, а в глазах начинали играть бесы. "Лица у них какие-то… лисьи" — цедил сквозь зубы мой сын, провожая взглядом очередную хохлушку. Меня это сравнение как-то не впечатлило. Может, потому, что я никому обетов не давал. Лица, как лица, очень даже приятные. И формы весьма и весьма… Не такие костлявые, как в Москве, где чуть ли не на каждом углу можно встретить сухостой на двух спичках.

На обратном пути ехал в купе с финалисткой какого-то украинского конкурса красоты. Глянцево, конечно, но без огонька. Красивая, но по чужим лекалам. Удивило, что умом Господь ее не обидел. Это не наши блондинки. Это украинская брюнетка с распущенными волосами до пояса. Скрывать не стану, — любовался. Даже наслаждался, глядя на стройную красавицу с грацией гелиевой пасты, вытекающей из тюбика в трясущихся руках загулявшего московского брокера. Я так понимаю, что эта "мисс красоты" — идеал для всех киевлянок, но всегда ли стоит стремиться к идеалу?.. "Идеал" вдумчиво читал "Cosmopolitan", испещренный закладками. Вернувшись в Москву, я поискал свою попутчицу в Интернете и, кажется, нашел. Вот она, рядом с ее текстовым описанием на фото. Красивая? Наверное. Но мне милее "Женщина с веслом", чье гипсовое тело украшало все парки Советского Союза. Когда-то и у меня была собственная женщина "с веслом", которая своей неуемной энергией запитывала мою душу. Тоже, кстати, хохлушка с польскими корнями. Нет, не хотел бы я видеть милых моему сердцу украинок, с умным видом изучающих "Cosmopolitan"…

Мне так и не довелось встретить украинских националистов. Может, "День города" — не их праздник. Сын, побывавший в Киеве в декабре прошлого года, утверждает, что с того времени украинцы стали лучше понимать русскую речь. Был он зимой в книжном магазине, где парочка посетителей листала книги на русском языке. Спросил их что-то пустячное. "Не розумію, пан" — ответил один из них, знакомясь с оглавлением книги. Я лишь подтвердил его наблюдение, напомнив, как утром у выхода с вокзала нас послали на ###, когда мы пытались купить пиво в сувенирном ларьке.

Какой все же город! В пять утра мы пили пиво на глазах служителей правопорядка и службы охрана железнодорожного вокзала. И все нам ласково улыбались! Пиво в Киеве отличное! Как приятно было сидеть в летнем кафе на Оболонской набережной и потягивать темное "Крушовице". Напротив у чугунной изгороди шли и шли счастливые киевляне, парами и семьями, с детьми и без. Совсем рядом на песке загорали отдыхающие, по набережной сновали велосипедисты. Велосипед — это национальный украинский транспорт. Велосипедистов в Киеве много больше, чем в Москве. Мой сын с завистью смотрел на железных коней стоимостью более двух тысяч долларов. Офигеть! На дворе кризис, а молодежь катается на велосипедах, сравнимых по цене с "Жигулями". Мало того, что этот экологически чистый транспорт можно встретить где угодно, так еще киевские велосипедисты сбиваются в стаи и, размахивая флагами, целыми стадами прошивают каменные джунгли старого города.

Украинцы, несомненно, расисты и националисты. Сколько ходил по центру, ни разу не встретил чеченцев, узбеков, таджиков и туркмен. Не пускают! Украина для украинцев! И даже не стесняются это признать. А ну, как в Москве я крикну Россия — для русских! Что со мной станется? Догадываетесь? Хотя, как знать, возможно, и не хотят выходцы из некогда братских азиатских республик переезжать в Украину. Тут не забалуешь. Пару раз крикнешь "Аллах акбар" и неделю не сможешь хлебальник раскрыть. Пошли мы с сыном в ресторан "Урюк", что у Польского посольства. Думали, там неславяне кучкуются. Как бы ни так! Опять хохлы! И такие вежливые. Блюда подают с достоинством, никакого лакейства, зато море доброжелательности. Европа-с! Хоть и краешек, но цивилизация. Бытовая, подчеркиваю, цивилизация. У нас в России Пушкин, Достоевский и Толстой, а в Украине никто не матерится. Платок носовой дома забыл. Все хотел через два пальца высморкаться. А как это в Киеве сделать? В Москве бы давно обе ноздри со свистом прочистил, а тут ходи и шмыгай. Не все, конечно, благолепно. Урн маловато, а те, что встретишь — забиты до верху. Москалей, что ли в коммунальную сферу понабрали?

Воздух в Киеве хороший. Пока был — то гроза, то солнышко. Дышишь, как в сосновом лесу. Не дымка на горизонте. Поди, тоже, всю индустрию поистребили. Даже автотранспорт в Киеве не иначе как кошерный. Дорогих монструальных иномарок, которыми славен город Москва, мало. Все какая-то автопромовская шелупонь туда-сюда катается. Где ж украинская гордость? Где ваши "Хаммеры" и "Майбахи"? Даже ординарные "Мерсы" стыдливо жмутся по обочинам. Не порядок! Есть еще, что с России перенимать.

Воздух дивный, особенно под коньяк. Не Киев я, конечно, приехал смотреть, а сына повидать. Вот и сидели мы часами на балконе напротив Софийского собора. Под колокольный звон поднимали бокалы, курили сигары и вкушали целебные ароматы вечного города. Но вреден воздух киевский для москалей! И две бутылки не осилили, как тОркнуло! А до этого три парка с пивом и одна набережная с "Крушовице". В Москве бы — ни в одном глазу, а тут сама "атмосфэра" пьянит! Сын гонит в холодный душ, мол, пора бы и бизнесом заняться. Бери книжки с картинками, пошли втюхвать их твоим "френдам". Мобильник в зубы сует: звони, собирай народ. А как тут звонить, если артикуляция взбесилась. Точно Брежнев на XXVI Съезде кроме "сисек-масисек" произнести ничего не могу. Собрались, выбрали место около уличного вернисажа. Напротив Ирландский Паб, а мы — под навесом в ресторане. Звоню. Из паба откликается Иван (joanerges). По всему видать, давно за нами наблюдение установил. Еле-еле договорился с Вадимом (7021_red_square). Я ему — по-русски, а он нихрена не понимает! Сын телефон забрал, объяснил ему, а мне наказал молчать. Я и молчу… пиво пью, а воздух-то, воздух-то пьянит! От головы одна оболочка осталась. Родное дитя уже пьяным москалем называет, вилку из рук забрал, чтобы не уколол кого ненароком. Тут Иван из паба нарисовался. Я сразу смекаю, — что-то здесь не то! Абсолютно трезвый! Из паба! Только присел и давай нам с сыном историю Украины рассказывать. От укров до взятия Рима я еще что-то соображал. Но воздух, заметьте, пьянящий киевский воздух… я им дышу и чем дальше, тем сильнее пьянею. Когда украинцы своего царя в Москве посадили, к нам уже Вадим подсел. Мне тоже что-то про свою историю хочется рассказать, мол, и мы не лыком шиты: и Царь-град брали и Казань спьяну… Только чувствую, просыпается во мне звериная сущность москаля. Про победу в Афгане толкую, а из зева — мат-перемат! Посетители ресторана стулья подальше сдвигают, у них же в мове ни одного матерного слова не прописано. Перешли к авторскому визированию книг. Хочется мне что-нибудь про мир и дружбу написать, а в голове одна мысль: "Да хоть бы они оккупировали нас, что-ли!!!" Так захотелось на работу в вышиванке, да на велике ездить, сил никаких нет, и чтобы в ресторанах сало со слезой подавали, и чтобы секретарша не селедкой была, а с формами и пахло от нее борщом с пампушкой! Спасибо, Вадим на помощь пришел, надо ж союзного ветерана поддержать. Про книжку спрашивает, а я и содержание забыл! В общем, вечер удался! Иван вызвался проводить. Вот уж у кого эрудиция! Пока до дому шли, про каждый камень рассказал. Любит, нечестивец, Украину! Что б мы, русские, так Россию любили да знали. Вот он наглядный урок патриотизма! А тут еще сын пристал, видать, тоже развезло, — переезжай, да переезжай в Киев! Что ты там в своей Москве потерял? И так мне захотелось по набережной на Оболони на велике по вечерам кататься! Охмурили меня хохлы, ох, охмурили! Чуть Родину не продал! Ну вы только посмотрите на фотографию: Иван и я. Мне за свое выражение обидно. Теперь понятно, чем москали отличаются от Хохлов?

На следующий день принимали в "Урюке" Алексея (youngrr). Сына предупредил, мол, будь обережен. Придет, мол, профессиональный убийца, тот что книжку для отвода глаз купить хочет. А как к столику подойдет, свернет твою американскую башку против резьбы на 180 и таким к любимой и заявишься. И что бы вы думали? Пришел интеллигентнейший молодой человек. Руки как у пианиста. Грамотная речь, как у диктора советского радио. Скромно так поведал моему сыну последние новости из его родной американской армии, даже посочувствовал ему, что, дескать, зарплату им урезали. Мой сын в осадок выпал. Про сокращение окладов он ни сном, ни духом! Закручинился. Алексей дальше его радует: дал полный анализ вооруженных сил США, мазком прошелся по французскому "иностранному легиону", похвалил израильских "коммандос", ругнул морпехов, назвал негров обезьянами, после чего мой сын впал в точно такой же ступор, в какой вошел я от вчерашних исторических познаний Ивана. А когда он начал перечислять тактико-технические данные современного стрелкового оружия, я дрожащими руками прикурил фильтр. Да, ребята-френды, вы великолепны! Вы неподражаемы и самобытны. Уже назад шли, а сын мне: "Пап, а пап, Лешка-то покруче тебя вояка будет!" Сглотнул я тягучую обиду, но смолчал. Мои воспоминания от той войне, где я был таким же молодым, как Алексей, мне стали казаться мемуарами рекрута времен Павла Первого: "сено-солома, сено-солома!"

К сожалению, не удалось встретиться с Вячеславом (cpt_chode). Ни сколько не сомневаюсь, что он оказался бы настолько же интересным собеседником, как и его земляки. Все еще впереди. Даже "Страна Лимония" не последняя. Еще свидимся.

Последнее наблюдение. Украинские таможенники и пограничники стали ласковыми и добрыми, российские - дюже принципиальными. Наши таможенники ходят с декоративными собачками, которые суют свой нос всюду. Мне повезло, свой "косяк" я забыл дома... Родной пограничник устроил мне форменный допрос, когда я со страху назвался Германом. Глядя в паспорт, он потребовал назвать седьмую букву моей фамилии. Пока я на пальцах считал, какая же у меня седьмая буква, зеленая фуражка пересмотрела огромный фолиант с закладками и, не найдя моего имени, вернула документы. Я же еще минуту считал эту треклятую букву, глядя в свой документ...

Вот, пожалуй, и все, вкратце. Друзья-украинцы, не судите строго. Мне у вас очень понравилось! Будем вместе!
Швейк взял под козырек

Как меня бросил Папа и я покатился вниз (часть I)

Еще природа праздновала медиану лета, а в воздухе уже появился озоновый привкус грядущей осени. Шел последний год войны. Афганистан словно растворялся в пыльном мареве летнего суховея, хотя, казалось бы, вот он, совсем рядом, со своими шумными базарами, какофонией звуков на улицах и бесчисленными зелеными человечками, снующими со своими игрушечными автоматами по всему Кабулу. Уже месяц вокруг посольства кипит работа: по всему периметру возводится средневековая железобетонная стена — зримый признак нашего скорого ухода. Столица пустеет день ото дня. В микрорайонах, где жили советские специалисты, умолк детский смех, редкие русские женщины с опаской перебегают от одного дукана к другому, скорбно стоят в очереди у огромных тандыров в ожидании свежих лепешек. Привычные звуки большого города разнообразят далекие и близкие взрывы, после которых все на минуту замирает. Еще гремят концерты в роскошном Культурном центре, но известные советские исполнители уже не спешат на встречу со своими оторванными от родины поклонниками. Война не проиграна и это не бегство. Это плановый уход, такой же, каким бывает плановый уход из жизни.
Кабул
Центр Кабула (фотографию "свиснул")

Collapse )