Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Али-Баба

Морок. Часть I

Кто-то в комментах рекомендовал мне начать писать фэнтэзи или на худой конец — фантастику. Мне и подумалось, а чем я хуже других. Мой бывший подопечный, пока остывал автомат, писал сказки, а я, стало быть, начну осваивать фантастику. Критика принимается, как и ругань. Мат тоже подойдёт. Он хорошо оттеняет личность рецензентов. Банить никого не буду. Я добрый.


Морок

Странное однажды случилось. Ещё бы вспомнить, — было ли вообще. Февраль 1995-го. Мерзко и слякотно той зимой казалось, и не только в погодах. Первая Чеченская — гаже войны и не упомнить. Как раз о ней талдычили мы в подземелье багажного отделения на Ярославском вокзале. Мы, — это я, новоиспечённый образчик высшего золотопогонного офицерства, брат моего друга и друг брата моего друга. Заковыристо, но таков был людской расклад в тесной душной коморке, уставленной рядами стеллажей с чемоданами, баулами и клетчатыми сумками из полипропилена. Последние зрительно подавляли привычную дорожную тару и числом, и размерами, и весом. Мои добрые друзья запрещали мне даже прикасаться к реквизиту угасающего племени челноков. «Поначалу от этих сумок проходу не было. За них мне дважды грыжу правили», — пояснял Серёжа Сорокин, брат которого и направил меня на реабилитацию в «багажку».

Чуть ли не полтора года готовили мы войну с чеченами. В штабе я тогда околачивался. Насмотрелся — не всякому историку такое в бреду привидится. Водка, бабы и бани — вот основной перечень нехитрого инвентаря наших стратегов тех смутных лет. Я, помнится, втихую дневник принялся вести и даже повесть в черновых записях сшивать взялся, да бросил вовремя, один чёрт — никто не поверит. А время было ужасное! Каждый день по полтора кило сводок и оперативок на мой стол ложилось. Тогда я и научился читать по диагонали. Это вроде как «Войну и мир» за пару часов прочесть. А ещё через день мотаться в Администрацию Президента, через два — в МВД на Октябрьской. Да и на Лубянке покоя не было. Каждое утро бухать, каждый вечер бухать и пересиживать, а ещё дрыхнуть на стульях вряд, когда метро закрыто, да и служебная разъездная мечется от «Аквариума» или «Ясенево» до разбросанных по столице явочных квартир.

Совсем невмоготу стало, когда Грозный принялись бомбить. Агент из-под Дудаева все провода пообрывал, корректируя огонь и штурмовые удары по междугородному телефону. Тут я и сломался. Сон вышибло вместе с мозгами и голоса чьи-то в голове поселились. Журчат о чём-то о своём, как бы диалоги выстраивают. Вроде, прислушаешься — понимаешь о чём, а голову в сторону повёл — будто и не было их вовсе. Кстати, водка пошла веселее, точно вода из-под крана. Трижды под мухой нарвался на гнев начальственный.  В запале даже намекали добровольно рапорт написать, мол, нам таких инициативных алкоголиков-аналитиков только не хватает.

Пришёл как-то в кабинет после очередного разноса, глаз дёргается, в руках тремор, хоть бечёвкой подвязывай, закурить боязно, а ну дыхание вспыхнет. Навис тогда надо мною друг и товарищ Вовка Сорокин, полковник, матёрый опер и старший брат того Сорокина, с кем я вскорости грузчиком на подхвате стал. Плюнь, говорит, Гера, на всё. Роздых тебе нужен. Может, — в Одинцово, в «Солнечную Поляну» на пяток дней (ведомственный дом отдыха)? Хотя вряд ли… Зашёлся ты не по детски. Гляди, как рожу перекосило… Ты в зеркало давно смотрелся? Такой как сейчас, ты бы у Фрейда в любимчиках ходил. Пойдём со мной на Три Вокзала, там народ душевный, от корней, не чета нам, работой калеченным.


Грузчик

Collapse )Продолжу или завершу назидательный фантастический хоррор завтра или послезавтра. Хватит политики! Лучше я распугаю читателей, чем три дня подряд отрабатывать их комменты.
Трофеи

Песни о главном

Сегодня зашёл к varjag-2007, а там видеоклип с песней о «Беркуте». Включил. Прослушал до конца.



Хорошая музыка, хорошие слова, да и сам клип смонтирован не любителями. В общем, взгрустнулось… И вдруг кольнуло. Мы такие песни пели в конце Афганской войны. Душевные, печальные до слёз, потом тянулись к стаканам. Такими же грустными были песни о Чеченской войне… Почему грустные? Почему в начале Афганской эпопеи мы надрывали глотки в бесшабашных мотивах с весёлым матерком и отчаянностью уверенных в победе людей? Мы действительно верили в правое дело, исполнение которого поручила нам великая страна. Почему о крейсере «Варяг» сложен фактически марш? Почему ветераны из фильма «Белорусский вокзал» чеканят слова, как идут по брусчатке? Что это — закономерность? Пожалуй, да.

Есть тонкие моменты в жизни, которые говорят больше, чем фундаментальные анализы. Примеры? Пожалуйста — как-то писал о фуражках. Оказался не так уж и не прав. Чем выше тулья -- тем ближе поражение. Про духовые оркестры писал, тоже вроде как народ особо возражать не стал.

А теперь о грустных песнях. Душевные, но печальные песни, уж извините меня, но это к поражению. Либо ребята, что жизнь готовы отдать, -- не за то собираются её положить, либо шестым чувством угадывают, что предадут. Не знаю. Грустные песни -- это песни обречённых. И когда я, наконец услышу марш «Беркута», то лишь тогда поверю, что страна их не предала, что они выдюжат, что они верят в победу. А пока -- увы! Пока маршевые песни рвутся из глоток бандеровцев.

Поэтому я не хожу на юбилейный встречи ветеранов. Мы перестали петь весело, мы перестали дурачиться. Мы постарели, и это очень грустно. Желаю «Беркуту» новых маршей!

P/s
Извините за то что невольно ввёл читателей в заблуждение. Оказывается эта песня Сергея Трофимова. И посвящена она, как ни странно, таким какими были я и мои друзья более 30 лет назад. Имея хотя бы минимальные полномочия на это произведение как человек дважды воевавший «вне закона», я с искренним чувством адресую её беркутовцам. Нас подставляли и вас подставили. Держитесь, честь вы не уронили.

Помог разобраться в ситуации burundutsky. Спасибо ему.
Гашек

Бедные дети. Педагогические заметки неисправимого завистника

Текст большой. Букв много. Писал для себя и детей, чтобы и самому разобраться и детям было о чём подумать. Ссылок много. Кликайте, коли досуг появится.


Вот и Новый Год на носу! Это у большинства. А у меня  на носу… — прыщ. Вчера, вскочил! Сегодня с утра сходил в белорусскую мясную лавку за гусём. Заказал ещё на прошлой неделе. Продавщица — хорошенькая такая — щебечет. Пока взвешивала да заворачивала, всё про политику трещала. Обаме досталось за развод, нашему — за подачки хохлам, хохлам — за Майдан. Всплакнула по страстотерпцу Ходорковскому и уже было взялась за бесстыжих амнистанток из «Пусси-риот», да осеклась… «Что это у вас с носом?» — «За грехи», — отвечаю. «Если бы моего Боженька за грехи покарал, — у него бы вместо носа член вырос. У, Ирод окаянный! А ведь какие стихи мне писал — мы в школе за одной партой сидели. Я дома запершись перечитывала — от счастья ревела. В газете печатали. Наша училка по русскому бывало слушает его, закативши зенки, а сама шепчет — гений, гений… Вот и настрогал мне этот гений четверых. Всех четверых по бабкам-то и раздали. Куда нам столько! Нормальная семья и одного поэта не прокормит. Они же, блаженные, только и могут, что бумагу марать — другого дела не знают! И мой такой. Днём — стихи, ночью — всё пятого сострагать норовит. От его любви со мной все гинекологи в округе раскланиваются. Лучше бы я за Оську замуж вышла. Тот в школе только мычать умел. Тупее его разве что соседский кот был. Кто бы подумал — банкиром стал! Умница! С Путиным ручкается…» — «Кто ж их, детей, поймёт, — вяло реагировал я, расплачиваясь за гуся, — меня вон тоже родители в академики прочили, а вышел — держиморда!» — «Ой, уж и впрямь, держиморда! — засмеялась прелестница, отсчитывая сдачу, — вам бы с десяток годков скостить — первая бы невестой назвалась! С вашим ангельским характером разве что нянем в детском саду работать!»

Зависть
«Нянем, нянем, — повторял я про себя, ковыляя домой, — А посмотрела бы ты, как я в капусту крошил моджахедов из кормового пулемёта Ми-8, как пробовал ногой — жив или нет — остывающий труп школьного учителя, по совместительству — руководителя бандформирования в Афганистане. Палача «нянем» обозвать, это же как надо в людях не разбираться!» — Я даже сплюнул с досады, а, стирая плевок с ботинка, опять погнал чреду воспоминаний: с каким азартом ловил в перекрестье оптики СВД далёкие фигурки незнакомых мне людей. Живых людей! Как обыскивал и переворачивал вверх дном немудрёный скарб дехканина, прятавшего в подполье боеприпасы, как бил по лицу солдата по кличке «Гляжу в озёра синие» (да, клички порой бывают длинными) за пустячную провинность — кража «общака» афганской колонии…
Collapse )
Насмешник

В лапах у Эмира. Циничный самопиар

Как же мне жизнь опостылела! Никакого драйва! Всякий день, что не возьми, — одно и то же! «Папа, иди скорее завтракать! Я на съёмки опаздываю». Это дочь. Сама — то на тренировку, то на слёт «юных василис» (©мультфильм «Вовка в тридевятом царстве»). Нынешние «василисы» всё больше не на зелёных полянах, а на косплеях тусуются. А ещё у неё институт, тренерство в группе «стрит-данса». Жую её стряпню, а сам мурашками от злости покрываюсь. И сегодня будет как вчера: дом, квартира, книга, которую никак не закончить, блог, в котором к утру пару-тройку тварей так наиспражняются, что хоть бригаду ассенизаторов вызывай. А тут ещё сын в «Скайп» стучит… Жму на зелёную кнопку.

— Что ещё тебе?!
— Папа, не поверишь, твой внук на свою трубу дочь нашего генерала склеил.
— На какую трубу? — багровею я.
— На свою!
— На какую свою?
— На малую!
— Понятно, что не на большую. До твоей ему года два расти…
— Ты меня не так понял — Алекс вчера подружку из своего джазового оркестра приводил. Вылитая Барби!..
— Ещё не хватало! Гони её взашей!
— Как можно, папа! Она ж генеральская! К тому же — «клавишница». На «фоно́» стучит, пока твой внук то на трубе, то на
пикколо спражняется. У них же джаз-банда, а Сашка в ней солист! Ты бы послушал, как он свингует
— Менестрели хреновы… — успокаиваясь ворчу я и тут же меняю тему. — Тему докторской подобрал?

В «Скайпе», перебивая разговор, гудит новый вызов. Прошу сына подождать, подключаю дочь.

— У тебя-то что случилось?
— Внучка твоя бастует!
— Что, из солидарности с Кипром?
— Нет. Муж ей задницу надрал за пререкание с учителем-иезуитом, вот она второй день с нами и не разговаривает.
— Не велика беда! От болтовни её отдохнёте… Отцу-иезуиту — моё почтение и глубочайшие извинения.
— Так она ж, папочка, болтать не перестала!
— Сама сказала, что отказывается с вами разговаривать!
— На русском!
— Что, на русском?
— На русском отказывается, а на испанском стрекочет без умолку! А ещё, папочка, грозится про нас в педсовет при монастыре накапать. Ты же знаешь нынешнюю Европу с их «ювеналкой». Пострашнее инквизиции будет. А ну, как узнают, что родной папашка к самой любимой в мире заднице приложился… —
«Персона нон грата» и с вещами на выход!

Collapse )
Насмешник

Российское искусство и прямая кишка

Культура… Искусство… Как часто с придыханием мы произносим эти слова. Настоящая культура заслуживает благоговейного к себе отношения. Искусство… ммм… Не всегда. Наверное, лишь в том случае, если оно окончательно укореняется в Культуре. Культура — понятие более широкое. В него включены и наука, и техника и даже обыкновенный паровоз, рядом с которым я некогда в восхищении замирал. «Сапсан» меня не завораживает, а железный мастодонт с его винтиками да шпунтиками, кулисами и поршнями вводит в ступор. Во времена железных мастодонтов творили Жюль Верн, Джек Лондон, Лев Толстой, Тургенев, Достоевский. Во времена «Сапсанов»  — Пелевин, Быков, Донцова… Ничего плохого про «сапсановцев» сказать не могу. Не читал… Пробовал — не получилось. Признаюсь, и я хотел протиснуться в их плотные ряды. Да куда там! Не с моими талантами. Моя эпоха ушла вместе с паравозами, вместе с кружевами моей мамы, филигранными иллюстрациями первых прочитанных мною книг. Век сложных переплетений судеб, сюжетов, линий на холсте, век резных комодов и замысловатого офорта в почерневшем багете на стене безвозвратно канул в прошлое. Всё стало много проще. Кинжальные прямые по касательной уходят в лекальные обводы, не давая шанса зрению зацепиться за детали. Мысль, всякий раз соскальзывая с глянцевых поверхностей современного предметного мира, утрачивает былую созерцательность.


Collapse )
СолдаБорода

Духовой оркестр и пассионарность нации

Реакция не предыдущий пост с клипом моей дочери, всколыхнул во мне сонм воспоминаний и аллюзий, связанных с музыкой. Я же когда-то тоже был музыкант. Мучил скрипку и стучал по клавишам. Не в коня корм! Время погружения в мир музыки ушло безвозвратно, но оно того стоило. Музыка развила мои эмоции и расшевелило интуицию. Тем, кем я стал, во многом обязан годам музыкального ученичества, моему незабвенному преподавателю Вильгельму Яковлевичу Шпету, немцу, жестокому ментору и большой души человеку. Именно таких как он воспел еврей Марк Вейцман, простой школьный учитель физики из моего советского прошлого. Прислушайтесь:

Меня учили многие —
И добрые, и строгие,
Я строгих не любил.
Меня учили многие,
Но выучили строгие.
И вышло, что в итоге я
Всех добрых позабыл.
И памятью представлены
Лишь строгие наставники —
Глаза холодноватые
И резкие черты...
Легко и прямо жившие,
Сурово мне внушившие
Законы Доброты.

И если музыку причислить к средствам воспитания, то строгость этого воспитания поддерживает отнюдь не скрипка и виолончель, а трубы, валторны и прочая медь духового оркестра. Трубы зовут и дисциплинируют. Струнные — уводят в мир грёз, мир идеального и несбыточного. Символ возрождения — трубы. И пока труба возвышается в музыкальных пристрастиях народа, нация жива.
Collapse )
Насмешник

Музыкальная пауза

Пока я разбираюсь с программной статьёй Андрея Фурсова в качестве пиара предлагаю клип, снятый моей дочерью. В нём она выступила в качестве хореографа, режиссёра, сценариста, оператора и укротителя неуправляемого стада пышущих здоровьем и желаниями девушек. Мне что в этом клипе нравится? Конечно же стадо! Все девочки отмечены отменными телесами. Терпеть не могу тех вешалок, что вихляют бёдрами на подиумах.

Кто помнит, было у нас когда-то такое понятие -- художественная самодеятельность. В те древние годы она поддерживалась всею мощью государства. Девочки семенили ножками, изображая берёзки, а мальчики скакали вприсядку. Так я смею утверждать, что та самодеятельность была не самодеятельностью. Вот сейчас, когда государству глубоко пофиг собственная молодёжь, вдруг ни с того, ни с сего появилась настоящая самодеятельность, участники которой сами зарабатывают на реквизиты и технику, или, если ещё учатся в школе -- трясут родителей. Но они творят сами! Конечно, в их творчестве уже не угадывается ничего русского. А вы что хотели? Если русскость под запретом, если русские -- самая униженная часть населения, если открыты шлюзы западной попсы… Вот они и пляшут под народные корейские песни. Не удивлюсь, если скоро музыкальным фоном станет китайская музыка.

Смотрите на новое поколение. Оно другое и таким как наше оно никогда не будет. Как им обрести настоящее будущее всё же остаётся нашей приоритетной задачей. И мы не должны их ломать. Мы уже сломали им жизнь, так будем пестовать то что осталось.

Бертшнейдер

Голубой щенок

Щенок

В прошлом посте я вскользь затронул тему сексуальных отклонений. Не хочу  затевать дискуссию на эту тему. Замечу лишь, что так или иначе все мы чуть ли не ежедневно контактируем с теми, кого Природа наградила иными, чем у нас представлениями о проникающих контактах между людьми.

У советских людей об этом деликатном вопросе были просто-таки дремучие представления, прямо вытекающие из идеологических постулатов того времени. Даже тогдашняя элита — работники «плаща и кинжала» были осведомлены о нем не больше, чем нынешний среднестатистический подросток.

Для поднятия настроения предлагаю прочесть отрывок из книги «Бермудский треугольник», в котором герои повести, будущие сотрудники разведки, рассуждают именно на эту тему.


Collapse )
Гашек

Допрос

39.23 КБ


Вынужден в очередной раз делать паузу, выставляя для прочтения не информационное сообщение, а отрывок из новой книги. Я не успеваю отрабатывать комментарии и вообще несколько выбиваюсь из реальной жизни. Давят быт, незавершенные проекты и дела.

В предложенном отрывке главный герой Герман вспоминает эпизод своей первой встречи с работником КГБ. Молодого лейтенанта вызвали для проведения профилактической беседы в особый отдел. По форме беседа больше напоминает допрос, который таковым и остался в его памяти.

Основания для профилактики были. Герман сдружился с двумя шалопаями из числа советской золотой молодежи, одного из которых, старшего лейтенанта Горностаева отец - генерал ГРУ устраивает в разведывательную академию.

Вот что из этой беседы вышло.
Collapse )
Насмешник

Старый разведчик

Обращаюсь ко всем читателям блога. Мне крайне затруднительно реагировать на ваши, зачастую крайне содержательные комментарии. Эта работа требует слишком много времени, чтобы я мог регулярно вывешивать новые посты. Не реагировать на ваши мысли не могу. Вежливость заедает (еще с детства). Поэтому в очередной раз вывешиваю "мульку"-заменитель. Читайте очередной эпизод из еще не изданной книги.

Проведя пять часов в движении, посетив семь магазинов и две выставки, сменив все виды городского транспорта, взмокший от напряжения Поскотин прибыл к входу в гостиницу «Байкал», где у него была запланирована встреча с условным агентом-приватом из числа бывших сотрудников разведки. В руках в качестве опознавательного реквизита он держал свёрнутый в трубочку журнал «The American Journal of Proctology», который он позаимствовал в секретной библиотеке среди прочих изданий, подготовленных к списанию. Со своей стороны его агент по предварительной договорённости обязан был обозначить себя журналом «Селекция и семеноводство».


Collapse )