Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Сатир

Как прожить без Стрелкова и найти себя в Боге

Рискну навлечь на себя гнев многих моих читателей. Посмотрите на титульные реквизиты моего блога. «Отступник»! А ниже — девиз-пояснение. Суть всего, что теснится крупным шрифтом в шапке страницы сводится к простому: мне очень сложно идти «нога в ногу». Всякий раз получается, словно по корейскому уставу караульной службы: «ноГАВНО — гу!». В молодости строевые смотры как в составе взвода, так и в сольном исполнении, проходил только на «отлично». Сегодня не дотяну и до «удовлетворительно». Если уж захромал, то, стало быть, и душа спотыкается и мысль норовит на сторону вильнуть.

Я о вере. Все мы во что-то верим. Но прежде, чем начну путаный рассказ об этой тонкой материи, хочу собрать как можно больше читателей. Дело не хитрое. Достаточно дважды сказать «Рекс! Пекс! Фекс» и написать три магических слова: «Стрелков, Гиркин и Путин», как передо мной, словно ниоткуда, возникнет туча мошкары, которая и понесёт меня к очередному «Топу». А можно ещё проще: достаточно будет изобразить кукиш и сдобрить его означенными словами. И СУП, не медля ни секунды, зафиксирует очередной рекорд посещаемости. Интернет-поисковики рулят, а виртуальные насекомые, ослеплённые блеском упомянутых имён, немедленно ринутся в расставленные тенеты, увлекая вполне нормальных сетевых обитателей, с которыми я непременно подружусь. В этой связи я выражаю искреннюю благодарность за рекламу моего блога всем красным сектантам, суровым правдорубам и завистливым сплетникам и сплетницам. Велкам, одноклеточные! Добро пожаловать в коллектив людей, умеющих размышлять.



Скриншот из моего любимого датского мультфильма «Экспедиция на Сатурн»

Collapse )
Николай II

Жизнь в шашечку или размышления о сентиментальных одноклеточных

«Есть тут кто-нибудь?.. Садитесь-ка поближе... Вот так… Ну, здравствуй, дружок, сейчас я расскажу тебе сказку… Крибле-крабле-бумс!» Мало кто уже помнит мягкий, проникновенный голос ведущего детских радиопередач, сказочника Николая Литвинова.

Советское детство, выходной день, десять утра. Я прилипаю к чёрной тарелке радиоточки и под бесхитростную чарующую музыку погружаюсь в мир сказок. На них росло моё поколение, открытое, романтическое и бескомромиссное. Сказочник из меня никудышный, но так иногда распирает рассказать для неокрепших душ что-нибудь доброе, вечное. И я решился! Не судите строго, но я начинаю…

Жил-был мальчик. Жил в детском саду закрытого типа. И было ему тридцать лет. Мальчик любил сказки и дважды в неделю сидел, как зачарованный, слушая доброго дяденьку, который одухотворённо пересказывал ему и ещё сотне других мальчиков эпическую сагу Гоги и Магоги о царствие божьем на земле. И звалось то царствие Научным Коммунизмом, а доброго сказочника — Владимиром Александровичем Пигузовым. Сказочник очень любил прилежного мальчика, называл его ласково «антисоветчиком» и даже предложил ему поступить к нему в аспирантуру. Мальчику до дрожи в коленках хотелось в аспирантуру, но он настолько запутался в любовных тенетах, что предпочёл аспирантуре «страну волшебных грёз» (слова из колыбельной для маленьких детей. Сказочник обиделся на мальчика, но скрепя сердце подписал ему блестящую партийную характеристику. Мальчик уехал в сказочную страну, а доброго сказочника расстреляли злые дяденьки чекисты за то что он посмел искренне полюбить девицу-красу и проститутку из Мордора в одном лице.



Другая не менее добрая сказка:

Collapse )
Сатир

Человек меняет кожу

Вчера присутствовал на конференции Стрелка. Официальное название мероприятия «Конференция Общественного Движения «Новороссия» Игоря Стрелкова». Остался очень и очень доволен. Игорь вырос и окреп. У него начал проходить ихтиоз. Это когда на здоровое тело нарастает рыбья чешуя. Жизнь как тёрка прошлась по нему, в значительной мере очистив от чужеродной шелухи. Отпали многочисленные сосальщики. Ранимые кожные покровы, обработанные дубильными реагентами времени, начали превращаться в броню носорога. Первичная беспомощность человека, вернувшегося с жестокой войны в мир торжествующего хама, обывателя, завистника и мелкого лавочника прошла бесследно. Обиженное выражение лица «За что?!» сменилось решительным «А не пойти бы вам всем на…!» Внутренний потенциал интеллектуала, обожжённого войной, выплеснулся в кинетику молодого политика. Политика нового типа. Таких мало и большинство из них не выживают. Были честные и ранимые де Голль, кровавый, но справедливый Гамаль Абдель Насер, был высокомерный и жестокий в любви к своему народу Каддафи, был наконец Сталин с инвентарными номерами на всём его движимом и недвижимом имуществе. Теперь мы видим, как проклёвывается в навозной куче зелёный росток нового идеалиста, честного до глупости, неподкупного до полного идиотизма, преданного своей стране и её развращённому народу до готовности пролить свою и чужую кровь. Вот таким становится Игорёша, которого я знал фанфароном и прожектёром, кухонным Наполеоном и успешным опером-романтиком. Нет, только дураки не меняют кожу. Люди света линяют непрерывно, меняя себя и окружающий мир.


Collapse )

Прекрасный был день. Толковое было собрание. Хорош был мой бывший подчинённый. А сколько мне скормили оптимизма за тот вечер — до сих пор не переварю.

Сатир

Исповедь неисправимого грешника

Вынужден прервать повествование богомерзкого рассказа. Как уж на сковородке крутился в надежде избежать ответы на неподъёмные для меня вопросы. Час расплаты настал. В личку поступило лаконичное письмо с одним лишь вопросом: «Геннадий Николаевич, вы были на исповеди когда-нибудь? к Причастию подходили?» Тут я и сдулся. Вопрос веры — это как вопросы к девочке своей первой любви: «Ты правда меня любишь?.. И всю жизнь будешь любить?.. И с Вовкой из 7-го «Б» больше никогда целоваться не будешь?..  А в любовь до гроба веришь?» Я всегда верил в любовь. И в седьмом классе, и в десятом. Верил в свою любовь к Люде, Ире, Лене, Наташе, Ольге, Марине и даже к Ие, которой подносил скрипочку в футляре до самой трамвайной остановки. Любовь мне понятна, но Бог для меня непостижим.

Я не атеист, ибо верю в разумность окружающего меня мира. Я постигаю его как Бога, который с каждым мгновением открывается всё новыми и новыми гранями бытия. Мне довелось быть знакомым со многими иерархами церкви.


Иероним

Мой трудолюбивый и мудрый духовник
Collapse )
Николай II

Война без войны в письмах из Афганистана (часть II)

1987.03.03. Познакомился с Махбубулло Кушани. Красивый, смелый, деловой (Кушани позже стал зампредом Совмина Афганистана).
Это отдельная история! Вопреки всем указаниям, я стал изучать и сблизился с лидерами запрещённой левой партией «Революционная организация трудящихся Афганистана — РОТА. Одновременно со мной ею заинтересовался старший советник Царандоя (афганская милиция) полковник Плугин Юрий Константинович. Он был руковдителем опергруппы из сотрудников нашего МВД, а я обычный офцер опергруппы КГБ. Случайно на пьянке мы обмолвились нашими тайнами и начали вдвоём сотрудничать с целью вытащить из подполья фактически коммунистическую партию. Иначе получался бред. И власть — коммнунисты, и подполье — коммунисты. И все друг друга изводят под корень — стреляют, режут, душат. Получилось. РОТА стала союзником правящей НДПА. Я подружился с Плугиным — вот это был голова! Я так жалел, что он не был моим начальником! Потом я его потерял из виду. И лишь недавно узнал, что он стал последним Героем Советского Союза!

Вот этот замечательный человек (слева). Кстати, его башка была на размер больше моей

Даю его в другом ракурсе. Вот как выглядят настоящие герои! Он никого не убивал, но, участвуя в переговорах с лидерами повстанцев он сохранил тысячи наших и афганских жизней. Я благодарен судьбе, что познакомился с ним.
Collapse )
Николай II

Война без войны в письмах из Афганистана (часть I)

Сегодня ровно четверть века, как Советская Армия вышла из Афганистана. Я покинул его на два месяца раньше. Не могу считать этот день праздником. Скорее это веха в жизни меня и моих товарищей. Мало кто знает, что после вывода ещё почти два года в воюющей стране оставались наши люди. Спустя год по приезду в СССР я вновь писал рапорта с просьбой вернуть меня в Афганистан. Более полугода из ночи в ночь мне снился только Афганистан. На фоне вакханалии в родной стране мне казалось, что я прожил самые счастливые четыре года в жизни, находясь на войне. И это было именно так. Или не было… Или в моём мозгу произошла инверсия, заставившая в это поверить.

Сегодня я не хочу писать за здравие, не хочу рвать душу воспоминаниями. Мне хватило переживаний, когда год назад я писал статью к очередной годовщине вывода. Желающие могут выбрать один из рассказов из серии про Афганистан, кликнув на соответствующий тег.

Сегодня я предоставляю краткие выписки из своих писем, которые я слал любимой, родным и знакомым. В них нет ничего про войну, а только быт, мысли, наблюдения. Мои письма не информативны. Они лишь слегка приоткрывают занавес крошечной сцены, на которой играли в войну я и мои товарищи. На этом желающие узнать правду об афганской трагедии могут прервать чтение. Никакой правды не будет, а будет нудные отрывки, которые дороги разве что мне и немногому числу моих товарищей.

Если кто решится читать дальше, предупреждаю, некоторые имена я изменил. Не хочу, чтобы дети моих сослуживцев узнавали, что их папа не был героем, как, кстати, не был героем и я.

Я уже писал, что у меня было две ходки: в 1981 г., когда я реально участвовал в войне в составе группы «Каскад» и в 1985-1988, когда я был советником, а потом аналитиком в нашем представительстве.

После первой ходки писем не осталось. Все их выбросили или сожгли, но и они мало что могли дать для понимания войны. Нам категорически запрещалось писать хоть что-то про реальные боевые операции. И мы не писали. И если даже нам разрешили, мы всё равно бы не писали, чтобы не тревожить покой родных и близких.

Я очень жалею, что никогда не вёл дневник. Конечно, это тоже было запрещено, но главное — у меня не было потребности. Ну и дурак!

О первой ходке я написал книгу «Страна Лимония». Тоже война без войны. Смех и грех, а не книга. Но правды в ней зарыто не мало. Поэтому в память об этом периоде я просто выложу фотографии, которые ещё не публиковал.

Смотрите и читайте. Не обижусь, если не дочитаете до конца. Букв чертовски много, а информации также чертовски мало.

Но сначала о первой ходке в Афганистан в фотографиях и комментариях.

1981 год
Это я на броне в апреле 1981 года. Уставший, невыспанный и… немного смешной
Collapse )
СолдаБорода

Украина. Мотаем на ус



С утра просматривал информацию своих RSS подписок в InoReader, изредка переходя на авторские статьи интернет-порталов и блогов. Не брезговал и просмотрами комментариев. И внезапно замечаю вольную птицу (см. справа). Звать птаху ivasuk-telesuk. Прочёл, что сей пернатый написал и забыл. Потом натыкаюсь на него же в другом блоге. Припоминаю, — так этот же «Ивасик-Телесука» и у меня, пролетая, помётом отметился.  Пригляделся. Вновь прочёл его комментарий: «Проще говоря украинцы живут на краю, тоисть "фронтовики". А русские где то далеко, тоисть "тыловие крыси" со всеми вытекающими». Это он у Эль-Мюрида своим интеллектуальным замечанием поделился. Ровно таким же комментарием порадовал и меня и Мирославу Бердник. Многостаночник, однако! Замайданец, но скромный и крайне убогий. Обычно к противникам Майдана заглядывают злобные парубки, привыкшие гадить мимо унитазов или оставлять свой помёт в местах отдыха. Угрозы, обсценная лексика и неизменные призывы «Смерть москалям и жидам!» Небогатый набор для будущих европейцев. Посещают русскоязычных блоггеров, пытающихся разобраться в украинской каше, и обиженные ироничным отношением к их бардаку рафинированный интеллигенты. «Вы сами роете яму между братскими народами» — вот их вердикт. Они требуют тактичного, деликатного отношения к их святыням, языку, «богатой» истории, к их стремлению к свободе и демократии. Поначалу я так и поступал. Был деликатен до приторного, сладок словно патока, робок как первокурсник, впервые заглядывающий под юбку. Вежливо отвечал всем виртуальным посланцам украинской свободы. От клинических отморозков до цвета самостийной украинской мысли. Но в какой-то момент не выдержал. Я грубо, даже по хамски, поставил перед ними зеркало. Нате вам, смотрите на себя! Пусть МИД, ООН и другие мастера международного политеса расшаркиваются перед вами, норовя подставить подножку. Пусть мы в чём-то не правы, но вы должны знать что мы о вас думаем. Обижаетесь? Да Бога ради. Вперёд в Европу! В самый раз к началу мирового пожара успеете. Пока лишь полыхнуло в Боснии, зато как! Вы со своими горящими покрышками — чумазые дети, дорвавшиеся до спичек. Ничего, даже они взрослеют быстро. Ещё немного и вы Боснии сто очков фору дадите. Как показывает практика, русский газ обладает наилучшей теплоотдачей в домах потерявшей ум черни.
Collapse )
Сатир

Ленин и Соломон


С утра затворил кофе, утопил в него сухарик с изюмом и упёрся глазьми в RSS-ленту мирового информационного видеоконтента. Так…, талибы в очередной раз вдули пиндосам, наши амнистировали самых смирных из «болотных», австралийцы нашли в Антарктиде алмазы (почему я — не австралиец?)… Так, дальше… А, вот Глоба в студии «Маяка» пудрит мозги обывателю. Стоп, что-то здесь не то! Какие-то ленты пустые. Переключаюсь на печатные RSS рассылки. И тут пусто! Всё есть, даже беременную жену Брюса Уиллиса в топ-новость закатали. Господа, но где-же Майдан?! Нету! Он живее всех живых, а его как бы и нет… Не порядок! Подайте мне живительный глоток свободы! Но у меня с собой было… три ютуб-канала от свидомых. Включаю. Ура, живэ Майдан! С утра шеволятся, греются у походных кухонь. Я им семафорю раскисшим сухарём — держитесь, братья, помощь на подходе! Не завтра, так днями подкинут грошив с нашего российского займа. Даром что ли ваш Янук лыбился по телеку, как котяра, спи...ивший хозяйскую сметану. Наши займы всегда против нас оборачиваются. Да не чурайтесь, берите! Мы ВСЕМ и  ВСЕГДА ВСЕ долги списываем. Ой, чуть не забыл — газ для вас подешевел! Запасайтесь газовой горилкой, громодяне.

Довольный откинулся на спинку стула, сосу сухарик, а сам думаю, — когда ж у нас?.. Когда же наши отмороженные будут греться у костров у Боровицких ворот? И уже как революционный стратег прикидываю: сегодня рано, а завтра — поздно! «Кровавый режим», падла, прирастать промышленностью стал. Кризис на пороге, а у нас, словно спохватившись, заводы строить принялись. ВВП, говорят, вниз покатился, а мы корабли на верфях закладываем. Не много пока, но всё-таки… С таким, понимаешь, вектором никакую революцию не запалить…

Бросил немытую чашку в раковину и компьютер врубил. Вот, нашёл директорию, где вся революционная теория заскирдована, от Ленина до Платона Еленина. Без теории — всякой революции смерть! Скорее, скорее, — лишь бы не опоздать, иначе сдуется Майдан и болотные революционеры по новым фабрикам и заводам разбегутся. Вот сейчас, вот сию секунд начну «глаголом жечь сердца», раздувая гаснущий пожар революции. Да где же эта теория… Вот, нашёл! Георгий Соломон — старейший член РСДРП, видный деятель революционного движения, с Лениным запросто общался, как я — со своим участковым.

Что? Говорите, — этот революционер для вас не авторитет… Сбежал? Ну да, эмигрировал… А что тут такого! Кто о вас всю правду лучше скажет, чем бросившая вас жена. Это на людях вы солидный и респектабельный, а что ночами рукоблудите… Так это лишь ваша супруга знает… бывшая. Любят они новым избранникам про экс-мужей гадости рассказывать, чтобы показать как им тошно жилось при «прежней власти».
Collapse )
Николай II

Объявление: Пропал друг!

У меня действительно пропал друг. Пропал навсегда. Видимо, найдутся те, кто будет злорадствовать, но мне горько. Мы вместе служили. Я на него равнялся. Он был и остаётся более даровитым, эрудированным и способным. Так получилось, что мы случайно списались через 23 года после немногочисленных и спорадических встреч. Их мой пропавший друг не помнит. Он считает, что мы не виделись с Московской Олимпиады 1980 года. Да, мы там и работали вместе и жили на квартире моей тётушки. Прекрасное время оперативной юности.


Песня о друге  :(

Collapse )

Трофеи

Никогда благородный Дон не покроет драную овцу

Свершилось! Впервые за многие годы была вскрыта моя внутренняя переписка в Живом Журнале. Мерзавкой — а как иначе можно назвать самодеятельного цензора — оказалась героиня Сирийской войны Анхар Кочнева. Предполагаю, что не она лично корпела над подбором паролей к чужой переписке. Сейчас эта немудрёная работа стоит не дорого — где-то в районе двух-трёх тысяч рублей. НО! Недавняя жертва коварного пленения не погнушалась выложить часть моей переписки с весьма достойной и благородной женщиной в сеть.


Collapse )