Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Бертшнейдер

«Неформат»

Сначала коротко. Мои книги в данный момент не продаются нигде. Какое-то количество экземпляров — три, четыре или пять — выставлены на продажу в Доме Союза писателей России (Комсомольскй проспект 13, сразу при входе направо, два-три шага от двери). Всё. В Союзе писателей складских помещений нет, поэтому небольшая импровизированная точка торговли литературой трудно назвать местом розничной реализацией книжной продукцией.

Даже, если кому-то посчастливится купить за 220 р. выложенные на прилавке книжки «Страна Лимония», то можно быть уверенным, что следующие десять экземпляров будет заказаны не ранее чем через неделю. Короче, если понюхал ватку со спиртом, то пьяным не станешь. И тем не менее, я благодарен Союзу и за эту микроскопическую возможность познакомить читателей со своей повестью.

Что так хило? Ответ простой — меня, как литератора, мало кто знает, за исключением разве что сочувствующих блоггеров. Литературная премия не в счёт. Диплом — украшение интерьера, а звание лауреата — клише для будущих визиток. И ещё: всё что я пишу — не формат. То есть, идеи, мысли, стиль изложения, даже сама эпоха описываемых событий вряд ли вызовет отклик в душах современников. И это факт! И на этом я хотел бы остановиться.



Автора карикатуры не нашёл. Обнаружу — опубликую.

Collapse )
Насмешник

«Изнакурнож» в потоке сознания

Который день по капле выдавливаю из себя… хохла. Не хочу, но давлюсь и выдавливаю… Ничего не поделать, — епитимья! Наложил её мой новый духовник. Имя его — тайна великая, ибо святые не любят суеты, публичности и лицемерного поклонения. Его все знают. Точнее, знают бложные активисты (не путать с божьими). Помимо меня, Стрелка и ещё парочки погрязших в грехах вождей инсургентов, батюшка окормляет женский батальон, боевая сплочённость которого позволяет успешно противостоять информационным атакам взбесившегося курятника с условным наименованием Украина.

Батюшка уличил меня в сокрытии приватного благовеста, а, стало быть, во лжи. Утаил присуждение литературной премии. «И даже не пытайся, сын мой, прикрывать срам своею скромностью. Скромен только нищий! — процитировал он Гёте, приписав крылатые слова православному святому Никите Столпнику. — Не уподобляйся хохлам! Ибо только они, получив на заводе премию, ни словом не обмолвятся с соседями, лишь бы не обмывать её с такими же прижимистыми куркулями из подъезда. Поделись радостью с миром и блажен будешь… — завершил он общение по мобильному телефону и, прежде чем нажать на «отбой», сотворил им крестное знамение».



Collapse )
Гашек

Бедные дети. Педагогические заметки неисправимого завистника

Текст большой. Букв много. Писал для себя и детей, чтобы и самому разобраться и детям было о чём подумать. Ссылок много. Кликайте, коли досуг появится.


Вот и Новый Год на носу! Это у большинства. А у меня  на носу… — прыщ. Вчера, вскочил! Сегодня с утра сходил в белорусскую мясную лавку за гусём. Заказал ещё на прошлой неделе. Продавщица — хорошенькая такая — щебечет. Пока взвешивала да заворачивала, всё про политику трещала. Обаме досталось за развод, нашему — за подачки хохлам, хохлам — за Майдан. Всплакнула по страстотерпцу Ходорковскому и уже было взялась за бесстыжих амнистанток из «Пусси-риот», да осеклась… «Что это у вас с носом?» — «За грехи», — отвечаю. «Если бы моего Боженька за грехи покарал, — у него бы вместо носа член вырос. У, Ирод окаянный! А ведь какие стихи мне писал — мы в школе за одной партой сидели. Я дома запершись перечитывала — от счастья ревела. В газете печатали. Наша училка по русскому бывало слушает его, закативши зенки, а сама шепчет — гений, гений… Вот и настрогал мне этот гений четверых. Всех четверых по бабкам-то и раздали. Куда нам столько! Нормальная семья и одного поэта не прокормит. Они же, блаженные, только и могут, что бумагу марать — другого дела не знают! И мой такой. Днём — стихи, ночью — всё пятого сострагать норовит. От его любви со мной все гинекологи в округе раскланиваются. Лучше бы я за Оську замуж вышла. Тот в школе только мычать умел. Тупее его разве что соседский кот был. Кто бы подумал — банкиром стал! Умница! С Путиным ручкается…» — «Кто ж их, детей, поймёт, — вяло реагировал я, расплачиваясь за гуся, — меня вон тоже родители в академики прочили, а вышел — держиморда!» — «Ой, уж и впрямь, держиморда! — засмеялась прелестница, отсчитывая сдачу, — вам бы с десяток годков скостить — первая бы невестой назвалась! С вашим ангельским характером разве что нянем в детском саду работать!»

Зависть
«Нянем, нянем, — повторял я про себя, ковыляя домой, — А посмотрела бы ты, как я в капусту крошил моджахедов из кормового пулемёта Ми-8, как пробовал ногой — жив или нет — остывающий труп школьного учителя, по совместительству — руководителя бандформирования в Афганистане. Палача «нянем» обозвать, это же как надо в людях не разбираться!» — Я даже сплюнул с досады, а, стирая плевок с ботинка, опять погнал чреду воспоминаний: с каким азартом ловил в перекрестье оптики СВД далёкие фигурки незнакомых мне людей. Живых людей! Как обыскивал и переворачивал вверх дном немудрёный скарб дехканина, прятавшего в подполье боеприпасы, как бил по лицу солдата по кличке «Гляжу в озёра синие» (да, клички порой бывают длинными) за пустячную провинность — кража «общака» афганской колонии…
Collapse )
Трофеи

Дырявая память

Наконец я нашёл повод изложить отдельные моменты своей биографии. Как минимум трое посетителей блога усомнились в моём участии в Афганской войне. Двое из них представились профессиональными читателями. Один для солидности даже упомянул свои поистине выдающиеся антропометрические показатели, в частности, голова — 62-го размера. Впрочем, меня он так и не смог обогнать. Об этом дефекте я некогда с горечью поведал гостям блога, попутно отметившись в роли оракула. Оба читателя мне сразу понравились. Это я могу вечно сомневаться, они — никогда! Твёрдокаменные в убеждениях с едва заметными проблемами с грамматикой. Но полемисты ещё те! Подловили на том, что нигде в своих воспоминаниях или текстах книг не упоминаю цен на продукты питания и ширпотреба, установленные в период «якобы пребывания» на афганской земле. Самый въедливый из сомневающихся даже даже предложил проэкзаменовать меня по теме топология Кабула, где он доблестно проходил срочную в звании рядового. Уели так уели! Ни топологию не помню, ни цен. Ставьте «неуд» и отдайте зачётку! Даже имена сослуживцев из головы выветрились. Я уже несколько раз признавался, что из меня Штирлиц — как из Навального президент. Память — ни к чёрту! Какие-то смутные образы всплывают, я же их разукрашиваю домыслами и тут же выкладываю в Интернет. Из этих фантазий и родилось всё, что собрано в рубрике (теге) «Афганистан».

Я не один такой. У нас в «Каскаде» был самый толковый стратег по кличке «Фил». Лет пять назад встречался с ним в Омске, где он огорошил меня вопросом: «Геша, как ты умудрился запомнить всё, что с нами было?» Это он книжку прочёл и опрометчиво поверил во всё, что я написал. Сам же помнит меньше моего. Ему простительно. Фил летом 1981 г. подорвался на БТРе на мине и прилично ударился головой при падении в арык. Повезло! Если бы не был в стельку пьян, сейчас бы на его могилку цветы приносил. Обиделся тогда мой друг на «духов» и в отместку такую грандиозную операцию спланировал, что бедные моджахеды ещё долго кровью харкали.

Кстати, о пьянстве… Все мои бывшие коллеги и ветераны спецподразделений крепко на меня в обиде за разглашение страшной тайны — на войне пьют все! Пьют при планировании войны, пьют в рейдах и на биваках. Надираются в стельку и в будни, и в праздники. Надеюсь, нынешние воины не пошли по стопам своих отцов.

Теперь, иллюстрированные выжимки из автобиографии:

Внимание, трафик! Если не уверены, не выходите за кат. Там фотографий на десяток постов хватит.

Collapse )
Гашек

Исповедь несостоявшегося писателя

В первом же абзаце уведомляю потенциальных читателей моих книг о том, где можно приобрести первую из изданных. Гарантированно «Страну Лимонию» можно купить в небольшом непрофильном магазинчике «На тропинках» (Ножи. Походное снаряжение). Он расположен на 4-м этаже торгового комплекса «Кожевники». Сведения об этом магазине, включая телефоны, можно получить на соответствующей странице сайта торгового комплекса.

Первое время по выходу книги в розничную сеть я мониторил её распространение, в результате чего составил подробную таблицу мест продаж. Эту таблицу можно скачать
здесь. Не исключаю, что часть тиража ещё где-то сохранилась. А теперь, собственно, исповедь:

Никогда не предполагал, что захочу податься в писатели. На службе много и небезуспешно занимался аналитической работой, которая предполагает умение излагать мысли так называемым «телеграфным стилем». Это гиперлапидарная подача материала, где каждое слово и каждое их сочетание имеет значение. Довелось даже готовить так называемые «слюнявчики» для последних генсеков. «Слюнявчик» — это четвертинка листа формата А4, где излагаются сведения, необходимые для выступления или выработки политических решений. «Слюнявчик» начинался неизменным обращением «Уважаемый Имярек!», затем шёл машинописный текст, ориентировочно четырнадцатого кегля. Представьте, как потели авторы, чтобы втиснуть в клочок бумаги все, накопившиеся у них соображения по теме.



Collapse )
Насмешник

В лапах у Эмира. Циничный самопиар

Как же мне жизнь опостылела! Никакого драйва! Всякий день, что не возьми, — одно и то же! «Папа, иди скорее завтракать! Я на съёмки опаздываю». Это дочь. Сама — то на тренировку, то на слёт «юных василис» (©мультфильм «Вовка в тридевятом царстве»). Нынешние «василисы» всё больше не на зелёных полянах, а на косплеях тусуются. А ещё у неё институт, тренерство в группе «стрит-данса». Жую её стряпню, а сам мурашками от злости покрываюсь. И сегодня будет как вчера: дом, квартира, книга, которую никак не закончить, блог, в котором к утру пару-тройку тварей так наиспражняются, что хоть бригаду ассенизаторов вызывай. А тут ещё сын в «Скайп» стучит… Жму на зелёную кнопку.

— Что ещё тебе?!
— Папа, не поверишь, твой внук на свою трубу дочь нашего генерала склеил.
— На какую трубу? — багровею я.
— На свою!
— На какую свою?
— На малую!
— Понятно, что не на большую. До твоей ему года два расти…
— Ты меня не так понял — Алекс вчера подружку из своего джазового оркестра приводил. Вылитая Барби!..
— Ещё не хватало! Гони её взашей!
— Как можно, папа! Она ж генеральская! К тому же — «клавишница». На «фоно́» стучит, пока твой внук то на трубе, то на
пикколо спражняется. У них же джаз-банда, а Сашка в ней солист! Ты бы послушал, как он свингует
— Менестрели хреновы… — успокаиваясь ворчу я и тут же меняю тему. — Тему докторской подобрал?

В «Скайпе», перебивая разговор, гудит новый вызов. Прошу сына подождать, подключаю дочь.

— У тебя-то что случилось?
— Внучка твоя бастует!
— Что, из солидарности с Кипром?
— Нет. Муж ей задницу надрал за пререкание с учителем-иезуитом, вот она второй день с нами и не разговаривает.
— Не велика беда! От болтовни её отдохнёте… Отцу-иезуиту — моё почтение и глубочайшие извинения.
— Так она ж, папочка, болтать не перестала!
— Сама сказала, что отказывается с вами разговаривать!
— На русском!
— Что, на русском?
— На русском отказывается, а на испанском стрекочет без умолку! А ещё, папочка, грозится про нас в педсовет при монастыре накапать. Ты же знаешь нынешнюю Европу с их «ювеналкой». Пострашнее инквизиции будет. А ну, как узнают, что родной папашка к самой любимой в мире заднице приложился… —
«Персона нон грата» и с вещами на выход!

Collapse )
Николай II

«Затмение». Глава Y

Продолжаю публикацию черновика ещё не законченной книги под рабочим названием «Затмение». Похоже, что по мере увеличения числа глав, выложенных в сеть, из постоянных читателей останутся две замечательные женщины Ира kislitsina и Света all_svet. Живой журнал не место для литературных спражнений. Для творческого выпендрёжа существует масса других площадок, где ремесленники с гусиными перьями сражаются за любовь избалованных доноцовыми и пелевеными читателей. Мне же нужна грамотная корректура. Профессиональным редакторам и корректорам надо платить, а я по природе скаредный, вот и нашёл халявный выход. И всё же, если что-то в опубликованных отрывках задело, настоятельно рекомендую прочесть черновик сначала. Вот ссылки: раз, два, три.


Ещё одно предуведомление. Несмотря на ироничность и стёбность изложения, многие эпизоды являются отражением реальных событий, участником которых был я. Главный герой — тоже я, но максимально окарикатуренный. Это человек и офицер, так и не сумевший избавиться от детского восприятия мира. Наиболее близкие к нему литературные персонажи, — Гурвинек и Швейк.


Если я и утверждаю, что многое в моих двух последних книгах является чистой правдой, то нельзя не остановится на образе секретаря объединённого парткома Института Разведки Фикусова. Это реальный человек из моей прошлой жизни. Звать его Владимир Пигузов. Резидент американской разведки в самом сердце самого секретного учебного заведения СССР. По рейтингу предателей Родины он входит в первую тройку наравне с таким Иудой как Пеньковский. В моём личном деле хранится партийная характеристика, подписанная предателем. Кстати, не очень лестная характеристика. Думаю, что у того, кто её подписывал, она была безупречной. Но это не всё! Пигузов рекомендовал меня в аспирантуру и был весьма раздражён, когда на мандатной комиссии я отказался, сославшись на неистребимое желание служить Родине в самых горячих точках планеты. Тогда это был Афганистан, отправляться в который во второй раз у меня не было никакого желания. Но я так запутался в личной жизни, что ничего не оставалось, как обрубить все концы и в очередной раз прыгнуть головой в омут. У меня не было близких отношений с Пигузовым, однако все обстоятельства свидетельствовали о том, что при определённых условиях с его стороны могло бы последовать вербовочное предложение. Ведь он уже успел завербовать ряд работников Института (сколько и была ли вообще у него агентурная сеть, сказать определённо не могу. Так мне об этом говорили много позже). Зато у меня есть старый добрый друг, поступком которого я горжусь. Он ещё до разоблачения шпиона прилюдно послал секретаря парткома на х.. и ему за это ничего не было. Были, были среди нас достойные люди. Я бы не осмелился послать, а мой друг — послал. И за что мне было его посылать, если секретарь парткома ко мне не ровно дышал.


Что я хотел сказать, введя образ предателя в ткань повествования? Самую простую вещь — вся художественная литература и фильмы о шпионах и разведчиках, за исключением редких вкраплений советских образцов, — есть сплошная ложь! Разведчики и предатели — те же самые люди, каких вы встречаете ежедневно десятками у себя на работе, или на отдыхе. Те же люди, но волею обстоятельств попавшие в непростые обстоятельства, иногда — экстремальные. Да-да, читатель! Каждый из вас мог бы стать разведчиком, а каждый третий — предателем. Но у вас не получилось. Звёзды не в том порядке легли. Не отчаивайтесь, — в следующей жизни обязательно всё срастётся.


В своей повести я вывел вымышленный образ — «Валькирию», якобы дочь предателя. Дал ей имя Людмила. Описал короткий, но бурный роман между Германом и ней. Это выдумка. Любовной истории между мной и дочерью предателя Родины не было. Но была другая женщина, с которой я встретился много позже. Необычайно интересная, интеллектуально одарённая миллионерша, интересы которой защищал целый сонм генералов различных ведомств. Именно её я взял в качестве прототипа «Валькирии». Бизнес бизнесом, но она одновременно была альпинисткой, увлекалась даунхилом, парапланеризмом, парашютным спортом, экстремальным туризмом и… танцами. Она была уверена, что всего этого достаточно, чтобы покорить такого мужчину как я. Под наш мезальянс был даже приобретён спортивный мерседес, чтобы вся Москва могла лицезреть счастливую пару. Не срослось. Я бежал! Роль альфонса не про меня. Однако образ волевой умной женщины остался. Отсюда и родилась «Валькирия». Именно эту коллизию, демонстрирующую, что настоящая любовь не имеет ничего общего с деньгами и дарованиями партнёра я и хотел развить в своей повести, теперь уже трилогии.


После столь пространного вступления можно читать. А можно и не читать. Ведь весь вопрос в удовольствии. Если его словил после прочтения, — слава мне как автору, если нет, — то тоже слава! Значит я избавился от читателя, которого интересует исключительно политическая трескотня в Интернете и который не в состоянии постичь всю глубину бытия в этом огромном, враждебно-агрессивном, но таком интересном мире.


Collapse )
Сатир

Эра Меркурия и русский пахарь

Всякое сложное явление сводится к совокупности простых. тобы его максимально полно осознать требуется выстроить чреду простых составляющих в порядке значимости их влияния на основные характеристики явления. Коряво, конечно сказано. Классики изящней выражались, но пока я буду рыться в поисках засыпанных информационным мусором бриллиантов мудрости, собственные мысли разбегутся и хрен их потом соберёшь. Пожалуй, главное — это найти то простое, что составляет сердцевину явления. Самое обидное, что сердцевина зачастую скрыта в отвалах никому не нужных деталей, а то и вовсе в контексте отсутствует. Однако она способна зримо проявиться, если приложить усилия в попытках обвязать завалы многословия хотя бы элементарной логикой.

Сознаюсь, завернул так, что и самому не всё понятно. Мне вообще многое в этом мире не понятно. Надеюсь, не только мне. Иначе обидно… Это рядовым гражданам в милом моему сердцу Советском Союзе было всё понятно. Стоило какому-нибудь слесарю-лекальщику вооружиться всепобеждающим учением Марксизма-Ленинизма и любой вопрос решался на раз-два, с лёгкостью, будто кедровые орешки щёлкаешь. С уходом великой страны в небытие всё как-то вдруг стало сложным и многовариантным для понимания. Оказалось, что голова предназначена не только для того, чтобы ею потреблять пищу или, раскрывая рот, изрыгать лозунги, петь гимны, орать здравицы и чеканить формулировки на политзанятиях. Голова вдруг стала основным орудием не только познания, но и выживания в этом вымирающем,  диком и беспощадном мире.

Ладно, потешил себя и народ пафосом, разогнал адреналин по артериям, пора и дело знать.

Collapse )
Гашек

Уведомление

Уведомляю читающих мой блог, что я вынужден снизить свою активность в Живом Журнале. Перехожу к написанию третьей книги под рабочим названием «Затмение». Стиль тот же — шутливый стеб, но постараюсь разбросать по тексту как можно больше смысловых мин, чтобы читателям было над чем подумать.

Перекачал себе чудовищно огромный объем информации об Афганистане и Афганской войне, к теме, к которой я и намерен вновь вернуться. Оказывается, что, хотя я там и проторчал 4 года, очень многое оставалось мне неизвестным. Плюс — надо будет освежить память о событиях, которые происходили в 1985—1989 гг. в Советском Союзе.
Очень похоже на меня
Теперь все это, включая воспоминания и вновь приобретенный фактический материал, придется собирать воедино, оживлять персонажи, вкладывать в них живые души, и варить эту «кашу» до состояния готовности, чтобы у читателей она не вставала комом в горле.

Если в процессе работы с материалом что-то мне покажется интересным, буду сбрасывать в блог.

Я не пишу воспоминаний. Не пишу мемуаров. Не работаю над анализом событий ушедшей эпохи. Я пытаюсь писать художественную литературу; по возможности читабельную и легкую для восприятия.

Сейчас самое время отвлечься от политических событий. В ближайшее время будет происходить осмысление ситуации, в которой мы находимся. Участники политических баталий будут заняты перегруппировкой. Я не верю, что новый старый президент сможет изменить положение к лучшему, но, если это произойдет, признаю свою ошибку и буду жить дальше.
Collapse )
Бертшнейдер

Голубой щенок

Щенок

В прошлом посте я вскользь затронул тему сексуальных отклонений. Не хочу  затевать дискуссию на эту тему. Замечу лишь, что так или иначе все мы чуть ли не ежедневно контактируем с теми, кого Природа наградила иными, чем у нас представлениями о проникающих контактах между людьми.

У советских людей об этом деликатном вопросе были просто-таки дремучие представления, прямо вытекающие из идеологических постулатов того времени. Даже тогдашняя элита — работники «плаща и кинжала» были осведомлены о нем не больше, чем нынешний среднестатистический подросток.

Для поднятия настроения предлагаю прочесть отрывок из книги «Бермудский треугольник», в котором герои повести, будущие сотрудники разведки, рассуждают именно на эту тему.


Collapse )