Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Насмешник

Морские гады и безопасность

Однако! — вырвалось у меня, когда замыленный новогодней вакханалией глаза, преодолев мутную оптику очков, упёрлись в цифру 70. Семьдесят рублей за шматок сырой рыбы на горстке склеенного риса. Одна-а-ако! А ещё эта нашлёпка сверху. Ни дать - ни взять — воробей отметился, а в меню вся эта хрень прописана «Сякэ но "Филадельфией"», что в переводе  — лосось со сливочным сыром. Вот они гримасы капитализма! А ещё запечённые мидии — рассадники глистных инвазий! Ни за что!

У меня засосало под ложечкой. До потери нравственности хотелось мидий. Закажу, будь они неладные: «Молодой, человек, мне эта… как её, беса… Му-ру-гай ба-та я-ки, — прочитал я по складам, — и эту тоже, — тыкнул пальцем с обгрызанным ногтем в картинку, где воробей… — ну вы поняли, — я поднял умоляющие глаза на официанта, — четыре этих, которые вы «сякэ» обзываете». «Всё?»,  «Да!… Нет!… Хотя ладно… Нет, всё же  пивка вашего, вот этого  —  «Рю-сэй».  «Ноль-пять?»,  «Да  что вы!  —  Грамм триста…  Хотя, постойте…  Пиво свежее?..  Понятно.  Тогда  два по «ноль-пять»…  Что?  В одну посуду?  Давай в одну. Сухариков?  Не надо —  у меня  изжога. Разве что кальмарчиков.. кружочками. И вилочку, пожалуйста, а то от ваших японских палок одни занозы». Вежливый официант открыл нужную страницу. «Точно, вот это! — ткнул я в глянцевое фото мизинцем, на котором ещё не успел отгрызть ноготь. — Ика рингу кара агэ, — прочёл я более уверенно и стёр выступившую испарину.

Collapse )
Николай II

«Затмение». Глава Y

Продолжаю публикацию черновика ещё не законченной книги под рабочим названием «Затмение». Похоже, что по мере увеличения числа глав, выложенных в сеть, из постоянных читателей останутся две замечательные женщины Ира kislitsina и Света all_svet. Живой журнал не место для литературных спражнений. Для творческого выпендрёжа существует масса других площадок, где ремесленники с гусиными перьями сражаются за любовь избалованных доноцовыми и пелевеными читателей. Мне же нужна грамотная корректура. Профессиональным редакторам и корректорам надо платить, а я по природе скаредный, вот и нашёл халявный выход. И всё же, если что-то в опубликованных отрывках задело, настоятельно рекомендую прочесть черновик сначала. Вот ссылки: раз, два, три.


Ещё одно предуведомление. Несмотря на ироничность и стёбность изложения, многие эпизоды являются отражением реальных событий, участником которых был я. Главный герой — тоже я, но максимально окарикатуренный. Это человек и офицер, так и не сумевший избавиться от детского восприятия мира. Наиболее близкие к нему литературные персонажи, — Гурвинек и Швейк.


Если я и утверждаю, что многое в моих двух последних книгах является чистой правдой, то нельзя не остановится на образе секретаря объединённого парткома Института Разведки Фикусова. Это реальный человек из моей прошлой жизни. Звать его Владимир Пигузов. Резидент американской разведки в самом сердце самого секретного учебного заведения СССР. По рейтингу предателей Родины он входит в первую тройку наравне с таким Иудой как Пеньковский. В моём личном деле хранится партийная характеристика, подписанная предателем. Кстати, не очень лестная характеристика. Думаю, что у того, кто её подписывал, она была безупречной. Но это не всё! Пигузов рекомендовал меня в аспирантуру и был весьма раздражён, когда на мандатной комиссии я отказался, сославшись на неистребимое желание служить Родине в самых горячих точках планеты. Тогда это был Афганистан, отправляться в который во второй раз у меня не было никакого желания. Но я так запутался в личной жизни, что ничего не оставалось, как обрубить все концы и в очередной раз прыгнуть головой в омут. У меня не было близких отношений с Пигузовым, однако все обстоятельства свидетельствовали о том, что при определённых условиях с его стороны могло бы последовать вербовочное предложение. Ведь он уже успел завербовать ряд работников Института (сколько и была ли вообще у него агентурная сеть, сказать определённо не могу. Так мне об этом говорили много позже). Зато у меня есть старый добрый друг, поступком которого я горжусь. Он ещё до разоблачения шпиона прилюдно послал секретаря парткома на х.. и ему за это ничего не было. Были, были среди нас достойные люди. Я бы не осмелился послать, а мой друг — послал. И за что мне было его посылать, если секретарь парткома ко мне не ровно дышал.


Что я хотел сказать, введя образ предателя в ткань повествования? Самую простую вещь — вся художественная литература и фильмы о шпионах и разведчиках, за исключением редких вкраплений советских образцов, — есть сплошная ложь! Разведчики и предатели — те же самые люди, каких вы встречаете ежедневно десятками у себя на работе, или на отдыхе. Те же люди, но волею обстоятельств попавшие в непростые обстоятельства, иногда — экстремальные. Да-да, читатель! Каждый из вас мог бы стать разведчиком, а каждый третий — предателем. Но у вас не получилось. Звёзды не в том порядке легли. Не отчаивайтесь, — в следующей жизни обязательно всё срастётся.


В своей повести я вывел вымышленный образ — «Валькирию», якобы дочь предателя. Дал ей имя Людмила. Описал короткий, но бурный роман между Германом и ней. Это выдумка. Любовной истории между мной и дочерью предателя Родины не было. Но была другая женщина, с которой я встретился много позже. Необычайно интересная, интеллектуально одарённая миллионерша, интересы которой защищал целый сонм генералов различных ведомств. Именно её я взял в качестве прототипа «Валькирии». Бизнес бизнесом, но она одновременно была альпинисткой, увлекалась даунхилом, парапланеризмом, парашютным спортом, экстремальным туризмом и… танцами. Она была уверена, что всего этого достаточно, чтобы покорить такого мужчину как я. Под наш мезальянс был даже приобретён спортивный мерседес, чтобы вся Москва могла лицезреть счастливую пару. Не срослось. Я бежал! Роль альфонса не про меня. Однако образ волевой умной женщины остался. Отсюда и родилась «Валькирия». Именно эту коллизию, демонстрирующую, что настоящая любовь не имеет ничего общего с деньгами и дарованиями партнёра я и хотел развить в своей повести, теперь уже трилогии.


После столь пространного вступления можно читать. А можно и не читать. Ведь весь вопрос в удовольствии. Если его словил после прочтения, — слава мне как автору, если нет, — то тоже слава! Значит я избавился от читателя, которого интересует исключительно политическая трескотня в Интернете и который не в состоянии постичь всю глубину бытия в этом огромном, враждебно-агрессивном, но таком интересном мире.


Collapse )
Гашек

«Затмение». Глава I. «Абориген»

Сегодня выходной. Не хочу никого напрягать кривожопыми теориями и умозаключениями, поэтому предлагаю к прочтению первую главу своей ещё не законченной повести под условным названием «Затмение». В качестве иллюстрации использована картина Анатолия Хомутникова «Дуканщик». Замечания, исправления и правки приветствуются. Выражаю свою признательность С.Андрееву, моему другу и большому учёному за участие в доводке и корректировке текста.
Дуканщик

Collapse )
Гашек

Чугун. Назад в будущее!

Я завершаю тему локальной революции в рамках одной отдельно взятой типовой кухни. Итогом ее стало ощущение, что «жить стало легче, жить стало веселей». Да и объективные показатели свидетельствовали о том же: лицо округлилось, напольные весы регистрировали один рекорд за другим; дочь и кошка стали спокойнее, а меня, закрутившего маховик домашней перестройки, нестерпимо потянуло к литературному творчеству. Но порядок — есть порядок: сделал дело — отчитайся!



Под катом будет чрезвычайно много букав и картинок неэротического содержания. Решайте, жмакать или нет на «Read more».
Collapse )
Гашек

Два мира — две системы (часть II)



Предоставляю слово Вильяму Васильевичу Похлебкину. Но вначале предлагаю желающим скачать, по-видимому, самую полную подборку его книг в электронном формате. Качайте с «Рапиды». Большинство из представленных книг есть у меня и в домашней библиотеке, в бумажном варианте, естественно.

Я постараюсь вкратце изложить в виде подбора цитат основные мысли Вильяма Васильевича относительно особенностей китайской кухни. Повторюсь, я не любитель китайских деликатесов. Мой интерес к древнейшему кулинарному искусству основан на сугубо утилитарном желании научиться готовить быстро, вкусно и качественно. В качестве иллюстраций (в самой книге иллюстрации, как таковые, отсутствуют) предлагаю скриншоты из документального сериала «Китайская кухня (Сhinese cuisine)», размещенного на самом большом российском торренте «rutracker.org». Кого интересует китайская кухня, эта подборка видеорецептов может заинтересовать. Качайте!
Collapse )
Гашек

Два мира — две системы

100921PohlyobkinИтак, сразу же, как закончилась моя жизнь в ЖЖ, я вступил в полосу революционных преобразований. В моей голове, словно элементарные частицы в физическом вакууме, еще вспыхивали шальные мысли в надежде попасть на страницы интернет-дневника, но жизнь с настойчивостью не выспавшегося с утра железнодорожника с лязгом переводила стрелки моего дальнейшего маршрута на запасные пути. Мне просто необходим был капитальный ремонт. Полмесяца шел нудный и кропотливый процесс инвентаризации внутреннего содержания нашей квартиры. Недовольная дочь не успевала выносить пакеты с давно потерявшими потребительскую ценность бытовым хламом.

Представляю, какое оживление наблюдалось среди местных бомжей, когда, разгребая помойки, они обнаруживали залежи винтажных мобильных телефонов или аппаратов правительственной связи с гербом Советского Союза на номеронабирателе. Я полагаю, их немало озадачил пакет с радиодеталями, датированными еще шестидесятыми годами. Кто сейчас помнит такие ходовые транзисторы тех лет как МП-40, а ведь на них строились первые советские вычислительные комплексы. Только этих транзисторов я срезал более полукилограмма, будучи лейтенантом ПВО. Тогда в армии шла непрерывная модернизация, не то, что сейчас, и на секретную свалку выбрасывались изделия, которые еще 3-4 года назад только поступали на вооружение.
Collapse )
  • Current Mood
    geeky
  • Tags
Гашек

Быт или не быт. Homo sapience против Homo spiritus

DushaTeloТоржественно заявив о выходе в творческий отпуск, я не лукавил. Я был преисполнен творческих планов, в голове крутились сюжеты, заляпанный экран нетбука призывно светился девственно белым интерфейсом Microsoft Word. Аномальная жара была еще впереди, а трогательные напутственные слова моих френдов, регулярно всплывавших из недр электронной почты, ласкали глаз. Но! Но, мне постоянно хотелось жрать! Не есть, не кушать, а именно жрать! Во исполнение своих естественных потребностей я несколько раз посетил свою некогда уютную и современную кухню, исполненную в стиле «техно». На кухне царило «Федорино горе»! Четырехмесячное камлание в ЖЖ превратило ее в образчик позднего советского общепита. Керамическая плита чудесным образом превратилась в четыре лунных кратера, обрамленных окаменевшими останками сбежавших и сгоревших каш, супов. Полимеризовавшийся жир от брызг сотен яичниц и десятков жареных сосисок пасхальным лаком тепло отсвечивал на прилегающих стенах и мебели. В холодильнике кто-то умер, причем умер давно и не один! Место приема пищи нашей любимицы, элитной абиссинки, больше походило на запасник палеонтологического музея. А жрать хотелось! Мысль о яичнице вызывала рвотные позывы. В морозильнике громоздились ледяные торосы, между которыми прятались скопления высохшей зеленой фасоли и торчали хвосты сублимировавшей от трехлетнего заточения дареной корюшки. Да, был еще припрятанный с прошлого года початый пакетик «Вискас», но я его рассматривал в качестве НЗ на случай широкомасштабного конфликта с Китаем.
Collapse )
  • Current Music
    Гершвин. Рапсодия в стиле блюз
  • Tags
СолдаБорода

Начало конца. Попытка реконструкции (часть IX)

Проводы к директору напоминали выход Стеньки Разина к месту казни на Болотной площади. Челядь, высыпавшая из кабинетов, провожала своего начальника с застенчиво-восторженными пожеланиями скатерти-дороги. Саня-Даня держал шаг и ободрял себя "Егерским маршем", льющимся вперемежку с икотой из его подернутых улыбкой уст. От идущего на Голгофу исходил аромат индийских благовоний, настоянных на спирту. Преодолевая пологий пандус между полуподвальной обителью "сливного отдела" и первым этажом Лубянки, бравый полковник, вопреки законам физики, сохранял военную выправку, отклонившись далеко назад от положенного простому смертному центру масс, что вызвало мистический ужас у свидетелей его восхождения.
Collapse )
Фельдкурат Кац

Как меня бросил Папа и я покатился вниз (часть VI)

duelСчастливая развязка и последовавший за ним ужин с бараниной, красным вином и генералом, длились не долго. Так и должно быть. Ощущение счастья — это лишь вспышка в долгой чреде серых будней. Палыч в застолье был столь же органичен, сколь уместен генерал в своих генеральских чертогах. Торопыги-аналитики вынуждены были чуть ли ни по десятку минут сидеть с поднятыми бокалами, выслушивая бесхитростные, но глубоко содержательные тосты своего начальника. В другой бы раз они бы за это время сожрали всего барана и выпили весь ящик вина, а тут сидели, будто революционные солдаты и матросы, внемлющие своему вождю, беснующемуся на трибуне. Да и генерал ни мало расчувствовался. Хозяйка цвела, и было отчего: компания совсем неглупых ребячливых офицеров, легендарный Палыч и его букет на окне, шкодливый охальник, со своей рукой на ее колене. Вот оно бабье счастье! Лови, родная, миг! Когда такое повторится.
Collapse )
Фельдкурат Кац

Как меня бросил Папа и я покатился вниз (часть II)

Личный состав Информационно-аналитической группы Представительства неизбежность эвакуации воспринял с ликованием. Эвакуации подлежали только члены семьи, но никак не сам мыслительный аппарат. Чредой прокатились прощальные вечера, на которых семьи яйцеголовых в последний раз сидели за одним столом и еще могли контролировать своих кормильцев, которые уже предвкушали прелести холостяцкой жизни. Хочу заметить, что ни до, и не после этой войны я никогда не сталкивался с такими частыми и уютными домашними посиделками. Офицеры дружили семьями, домами, любовницами и самими собою. Походы в гости, приемы, домашние фуршеты и грандиозные попойки были характерной особенностью быта огромной советской колонии в Афганистане.

Vivod
Они уходили, а мы - оставались...

Collapse )