detnix (detnix) wrote,
detnix
detnix

Categories:

Жизнь в шашечку или размышления о сентиментальных одноклеточных

«Есть тут кто-нибудь?.. Садитесь-ка поближе... Вот так… Ну, здравствуй, дружок, сейчас я расскажу тебе сказку… Крибле-крабле-бумс!» Мало кто уже помнит мягкий, проникновенный голос ведущего детских радиопередач, сказочника Николая Литвинова.

Советское детство, выходной день, десять утра. Я прилипаю к чёрной тарелке радиоточки и под бесхитростную чарующую музыку погружаюсь в мир сказок. На них росло моё поколение, открытое, романтическое и бескомромиссное. Сказочник из меня никудышный, но так иногда распирает рассказать для неокрепших душ что-нибудь доброе, вечное. И я решился! Не судите строго, но я начинаю…

Жил-был мальчик. Жил в детском саду закрытого типа. И было ему тридцать лет. Мальчик любил сказки и дважды в неделю сидел, как зачарованный, слушая доброго дяденьку, который одухотворённо пересказывал ему и ещё сотне других мальчиков эпическую сагу Гоги и Магоги о царствие божьем на земле. И звалось то царствие Научным Коммунизмом, а доброго сказочника — Владимиром Александровичем Пигузовым. Сказочник очень любил прилежного мальчика, называл его ласково «антисоветчиком» и даже предложил ему поступить к нему в аспирантуру. Мальчику до дрожи в коленках хотелось в аспирантуру, но он настолько запутался в любовных тенетах, что предпочёл аспирантуре «страну волшебных грёз» (слова из колыбельной для маленьких детей. Сказочник обиделся на мальчика, но скрепя сердце подписал ему блестящую партийную характеристику. Мальчик уехал в сказочную страну, а доброго сказочника расстреляли злые дяденьки чекисты за то что он посмел искренне полюбить девицу-красу и проститутку из Мордора в одном лице.



Другая не менее добрая сказка:

Жил-был тот же, но уже тридцатидвухлетний мальчик. Однажды в его детский сад привели нового мальчика, с которым он раньше играл в одной песочнице. Нового мальчика звали Вова. Вова был мудрым и дотошным, как Незнайка. Когда они ещё играли в песочнице новосибирского двора, Вова, как мальчик основательный, начал подбирать себе невесту. Другие мальчики из той же песочницы, исполненные искренним желанием помочь Вове в личной жизни, приносили ему личные дела и медицинские книжки претенденток. Вова читал, Вова сортировал и заводил любовные карточки. Наконец, он выбрал самую умную, самую красивую, самую спортивную и даже православную. Главный герой жестоко завидовал, оставаясь верным обычной воспитательнице детского сада. Сыграли свадьбу. «Я там был, мед пиво пил, по усам текло, а в рот не попадало…» Папа девочки-невестки был русским былинным лазутчиком. Бывал в Мордоре и других заморских провинциях. И всякий раз славил Русь великую, великую и незалежную. Звали папу невесты Виталий Юрченко. Былинный лазутчик со всей пролетарской яростью трахал жену одного очень рогатого дипломата. С ней он и планировал совершить побег в любимый Мордор. Но жена рогатого дипломата решила остаться с Рогатым, а не с Былинным. Былинный уехал в Мордор один. Долго ли, коротко ли кувыркался лазутчик в Мордории, только потянуло его назад, в Россию-матушку на пироги-кулебяки и квас на меду. К тому времени злые дяденьки-чекисты уже выгнали мальчика Вову из закрытого детского сада, но и сами прежними не остались. А как тут остаться, если Меченый Царь задумал в салочки играть с самим Сауроном Мордорским. Мальчик Вова расстроился и изгнал из сердца жену анкетную, учинив соответствующую подпись в записях актов гражданского состояния. А бывший тестюшка его, познав тюремную баланду и почести великие, остался жив и здоров, чего и всем искренне желает.

Не устали? Тогда третья сказка:

Уже более полувека жил да был всё тот же надоевший всем мальчик. И случались у него мальчишники. На тех мальчишниках он и другие мальчики, тряся седыми — как бы это правильно выразиться, ах, да! — кудрями на лысых головах, предавались томным воспоминаниям о великих походах проигранных войн и, обливаясь слезьми, голосили под берендеевы гусли походные саги. И был среди тех мальчиков один, скромный и послушный. И звали его Сашенькой Потеевым. Куда бы его Родина-мать не направила, послушный Саша ехал и безропотно, в соответствии с уставом, исполнял свой интернациональный долг. Храбрым был в ратном деле. Сам Царь звездою красною удостоил. Когда ж и у него с головы осенний листопад случился, подался Сашенька в Мордорию. Не один. Со списками наших лазутчиков в Мордории, с семьёю верною, с детками и внуками, а паче того — с любимыми кошечками и собачками. А тогда на мальчишниках смотрел ему в рот главный герой этой сказки. Смотрел и завидовал. И как не завидовать: в двух ватажках Саша был отмечен — в «Зените», да в «Каскаде». Былинный был богатырь! И был у главного героя дружок по песочнице. Имя его оглашать ещё рано. Он так в той песочнице и играется по сию пору. И сказал однажды дружок: «Вот сколько лет сидел с Сашенькой в одном кабинете, — никогда бы не подумал, что он Расею на Мордорию сменит. Заносчив был малость, но меды пить умел и щепотью крестился виртуозно».

Перечитал свои сказки и грустно стало. Мне тапочки Андерсена целовать надо, к Шарлю Перро в переписчики наняться, к еврею Шварцу в мажордомы проситься, но нет их уже. Нет и Николая Носова. Того, кто Незнайку в веках прославил. Вот бы у кого поучиться! Сгинули титаны вместе с эпохой настоящих детских сказок.

Так что это я написал? Притчи? Пожалуй. Но к притче положено нравственное поучение или премудрость какую-нибудь добавить, в назидание, так сказать, потомкам, паки для вящих размышлений ныне живущих. Так позвольте, я вставлю концовочку:

Все былинные герои, коих мальчик — главный в этом сказочном сериале — повстречал на своём пути, НИ РАЗУ, НИКОМУ не сказали о своём желании предать Россию Матушку. Не развешивали на бельевых верёвках стираные футболки с изображением своих любовниц и детишек малых, что в Забугорье обретались. Жили в Замке из слоновьей кости, клеймили обсценными словами врагов Отечества, а заодно критиков великих Гоги и Магоги. Короче вели себя как бояре в Думе: если кто и испортит воздух под собольей шубой, то по запаху даже злые чекисты не угадают проказника. Такими же скромными героями свой страны, защитниками учения Маха и Овербаха были оборотни Пеньковский, Поляков и все, чьё имя — «Чёрный легион».

Что же герой, что же мальчик из сказок? Чем сердце его успокоилось? А захотелось ему вдруг третью жизнь прожить. В колдунах физических премудростей, да современной алхимии — зело состоялся. В держимордах, и на полях брани последним не был. От сырой окопной земли прошёл до дубовых паркетов, где не шаркал, но ступал не без гордости. Но к сроку, когда его друзья-товарищи, став раком на грядках приватных фазенд, принялись окучивать шесть, а то и больше соток личного счастья, гордыня его наконец взыграла! Не хочу, мол, задом Солнце подпирать, а желаю, мать вашу так, светить как звезда падучая. Лёту ей уж не много, как и времени «звиздеть» не так уж много осталось. А кто у нас главные «звиздуны»? Знаем, не промахнёмся, — писатели! Вот и стал мальчишка шести десятка лет карабкаться по терниям писательской стези. А чтоб читатели доверяли — открыл он им всю жизнь свою, с ошибками, зигзагами, трагедиями и победами. Документы, фото, мысли, — всё! Нате, читайте смотрите и верьте. Но!

Но не такой наш народ, чтобы сказки читать и в книжках с картинками премудростями набираться. Жизнь проста, а мозги прямоточны: что утром легко вошло, тем к вечеру и облегчится. И логика железная: кто не с нами — тот враг! Кто высунулся, и душу раскрыл — того укоротить. На том стояла и стоять будет сермяжная правда красных сектантов! За Родину, за Сталина! Только постойте господа из красного управдома, а не подскажете, куда кровинушка вождя, дочь его единственная подалась? Не в Мордорию ли на ПМЖ? Осудим? — Молчание! Я же не буду кидать в неё камни. Останься на родной сторонушке, не снести ей головы, как и братцу её Василию. Как не буду осуждать детей и внуков красных вождей, поспешивших сменить родную сторонку на суровую чужбину. Внучка Сталина – Крис Эванс скромная хозяйка цветочного магазина в Портленде. Трудно найти более отчаянных русофобов, чем клан Никиты Хрущёва, обосновавшегося в США. Кстати, адвокат Сергея Хрущёва, некто Данилофф, помогал моему сыну увернуться от депортации (зацените откровенность!) В той же Мордории обрели счастье внуки и племяши дорогого Леонида Ильича. Только дочь аскета и главного идеолога СССР Михаила Суслова взбрыкнула и вместе с мужем и сыновьями нашла надёжный приют в Австрии. И они не одни. Потекли красные сопли по заморским долам и весям.

Упомяну друзей из числа потомков, человека, предотвратившего на Кубе Карибский кризис. Анастас Иванович Микоян, чуть не ставший двадцать седьмым Бакинским комиссаром, пройдя путь от пастуха овец и бойца армянских националистов Дашнакцутюн, в расцвете лет стал железным сталинским наркомом. Не знаю, читал ли нарком и бывший пастух «Капитал» Маркса, но коммунистом он был настоящим. Его спаянный клан героев-лётчиков, конструкторов, историков и политологов воистину можно считать образцом коммунистической ячейки. Я был знаком всего лишь с его сыном и внуком, стоял в окружении потомков у его надгробия, но и того достаточно, чтобы оценить эволюцию коммунистической ячейки. Моя дочь два месяца работала у потомка наркома, который в славные семидесятые собрал коллектив ансамбля «Цветы». Стас Намин. Под его сингл «Колыбельная» я тихо плакал в подушку под миномётную канонаду в Самархеле вблизи Джелалабада. Нет я не боялся, я в очередной раз переживал свою любовь, грешную и наивную. Дочь успела взять у него не мало, но не смогла выдержать его непрерывный мат и ор, его пренебрежением людьми и самодурства. Буду ли я его осуждать? Нет! Это талант, который сама жизнь выводит за пределы понятий добра и зла.

Тёплые отношения сложились у меня с Серго Микояном и его сыном. Серго был законченным антисоветчиком. Как признавалась его жена, его постоянно «вели» мои коллеги. По этой или другой причине его сын и внук Анастаса Ивановича, сняв красный галстук, выехал в США ещё в советское время. Вернулся недавно. Наши встречи были долгими и обстоятельными. Не имею права их раскрывать, но в биографии внука наркома дичайшим образом смешались подлость и благородство, наивность и цинизм, неприязнь к Коммунизму и любовь к Родине. Не к США, а именно к России. Понимаю и сочувствую: прямоточным этого не понять. Лозунг «Кто не за нас, — тот против нас» выводит моего молодого друга из числа настоящих патриотов. Хотя… Хотя вскоре он появится в Новороссии, но это уже другая история. Напишу, когда вернётся. Как же всё в этой жизни цветасто получается, до гробовой доски не разобраться.

Вот мы, грешные, так смеёмся над неразумными хохлами, тыкаем в них своими грязными пальцами — дураки и неучи, скачете от собственной глупости. Граждане россияне, зачем тыкать пальцем в своё отражение? Мы лучше? Да ни в малой степени! Среди нас разве что одна сотая часть реально владеет логикой. В чём разница: хохлы ненавидели вождя и на руках занесли его ближайшее окружение на гнилой трон. Мы боготворим своего, сплачиваясь на его защиту плечо к плечу, но готовы в клочья разорвать всё, повторяю — ВСЁ, его окружение. У нас любое может случиться и всеобщее помутнение и неистовые скачки. Мы же прямоточные! Мы читает только политические новости и вести с фронтов, абсолютно не представляя, что же там на самом деле происходит. Жизнь в чёрно-белую шашечку — это наше посконное! И не подумайте, что я это осуждаю. «Так случилось», — как говорила героиня моего любимого фильма «Суп с капустой», признаваясь персонажу Луи де Фюнеса, что пока тот сидел в плену, она изменяла ему с соседом. Так случилось — это приговор нетерпеливым. Нельзя изменить то, что меняется веками. Ещё труднее изменить то, что стремительно деградирует.

Разбавлю повествование личным наблюдением. Постоянно катаюсь на велосипеда по заповеднику «Лосиный остров». Спасибо властям, там создали рай для любителей двуногих коней, но в последнее время все дорожки стали разукрашивать патриотическими лозунгами: «Русский — значит трезвый!» «Русские не пьют», «Выпьешь пиво — станет криво». Нельзя ехать, думать о своём и не спотыкаться взглядом о русское народное творчество. Я так скажу автору или коллективу национально-озабоченных авторов: вы лошары! Обыкновенные студоумные лошары с одной извилиной. Вам невдомёк, что культура Европы без вина не состоялась бы. Все, кто работает головой, а не капулятивными органами, пили, пьют и будут пить. Потому что они никогда не будут алкоголиками. Здравая мысль и алкоголизм несовместимы. А вы, ребята-патриоты, уже потенциальные алкаши. Выпьете ведро водяры, очухаетесь и начинаете малевать благоглупые непотребности. Назло вам, закончу пост и пойду освежусь пятидесятиграмовиком.

Цитирую вчерашнее письмо моего друга: «Недавно вернулся из командировки в симпатичную мне Уганду, где был на региональном (Африка) совещании Аналитических центров миссий ООН.  В очередной раз убедился во всеобщем падении интеллектуального уровня. Стремительность этого процесса пугает меня». Эка невидаль! Африка. Да там и падать-то уже некуда, но что творится у нас — уму не растяжимо.

Заходят ко мне на блог вполне приличные люди с патриотическими аватарками. «Убей своего сына!» — говорят, — Поступи, как поступил сын русского народа, Тарас Бульба!» «Кайся, предатель!» — подхватывают другие. Это что такое? Эпидемия? Да! Безумие прямоточных! Чёрное и белое — и нет других цветов! А, чуть не забыл, ещё красное. Скачут старые бабки с аватарками из «Плейбоя». Неиствуют владельцы миниатюр котиков и и прочей милой живности. Сурово сдвинув брови, желают убиться об стену обладатели выкопировок эпических скульптур у Мамаева кургана. И вдруг я прозрел! Это же проявление обычной сентиментальности!

Впервые о сентиментальности я начал размышлять в дадцатиместной палатке в Самархеле. Там, в субтропиках Афганистана, под нескончаемые выстрелы сослуживцев, я вдруг осознал, что сентиментальность — это синоним жестокость. Почему мне это пришло в голову именно под выстрелы? На ночь глядя офицеры «Каскада» проводили состязание — кто громче, как бы это сказать… опустошит кишечник. Всё было по-взрослому: и рефери, и таблицы, и ставки. Раз за разом побеждал мой командир, которого я в книге вывел под именем «Крест». Он лежал на матрасе на солдатской койке и между «подходами к снарядам» вслух читал письма от своего сына. Чтение сопровождалось трогательными комментариями командира: «Ты мой манюнюшка, сиротка моя ненаглядная… вот вернётся твой папочка и привезёт своему сынулечке парочку гирляндочек из сушёных ушей моджахедов». Под его слащавые монологи выстрелы продолжались. Нет, Серёжа Крест и не собирался привозить гирлянды. Их собирали и сушили спецназовцы ГРУ (не все, конечно). Мы были скромнее. Но Крест был реально жесток. Он добивался признаний у любого захваченного духа. Серёга был Богом Воны, а я — лишь его тенью. Нет, я не кланялся пулям, я зализывал кровь со сбитых костяшек, но я был рядовым офицером-бойцом. Стыдно сознаться — и парочки амбразур не закрыл своим телом. Так вот, я очень люблю кошек, но никогда с ними не сюсюкался. Я ни разу не сюсюкался со своими детьми. Подзатыльники раздавал щедро, но отчаянно любил тех, кому раздавал.

Жестокость как и сентиментальность — проявления душевной простоты, жизни в шашечку. На войне те кто не в шашечку — тот дерьмо. Честно! Из них выплавляются настоящие герои. Когда в подобном ключе я подшутил над одним из своих оппонентов в блоге, он немедленно поставил меня на место: «А ваш подопечный, который под псевдонимом «Котыч» размашисто строчит в блоге антикваров, разве не из тех, сентиментальных злодеев?» В запале не знал что ответить. Отвечаю сейчас. Да, «Котыч» тоже Бог Войны и также сентиментален, как мой бывший командир. Поэтому он пишет сказки, а я — забавные повести. Не требуйте от людей того, что им не дала природа. Берегите героев даже если они присягают Ельцину, даже если они обладают странными для русского уха именами — Исаак Платонович. Так реально звали сына полка Ваню Солнцева. Потом этих «вань» развелось как детей лейтенанта Шмидта. В усадьбе одного из героев работал мой друг, числясь в учебке воинской части. Герои — не люди. Они герои, которые возвысились над теми, кто дорожит жизнью больше всего на свете. Таких — большинство.

Так вот, обладатели кошечек и гранитных героев с Мамаева кургана, — простые хорошие люди. Они сентиментальны. Они любят Родину, но никогда не приносили и не принесут ей ощутимой пользы. Они незаметные труженики бухгалтерий, проходных на складах и в супермаркетах. Их надо уважать и относиться как к должному. Более того, благодарить за призывы «убиться об стенку». И у меня есть аватарка с котиком. Я пользуюсь ею, когда общаюсь с котоводами и счастливыми обладателями абиссинок.

Есть другие. Они тоже за всё хорошее и против всего плохого. Они по южносемитски взрывны и вспыльчивы. Они, отстаивая свои права, могут послать на… и в… Они пламенные интернационалисты. Один из них, передовик патриотического сегмента ЖЖ, седоголовый сын Дагестана, умный инженер и вообще толковый дядька, назвал меня идиотом лишь за то, что я усомнился, что во время штурма дворца Амина наши из «Зенита» кричали «За Родину, за Сталина». Перед тем как усомниться, я опросил троих участников штурма. «Нет, не кричали», — отвечают. Матерились изрядно, как никогда в жизни, но за Сталина не кричали. Ну что ж, и к мнению седоголового интернационалиста надо относиться с почтением. Он пишите не мало статей про героизм наших спецподразденений, иллюстрируя их великолепными фотографиями работы так называемых «тяжёлых». Седовласый — из Дагестана. Большей коррупции, чем в Дагестане сыскать невозможно. Виллами застроено всё побережье седого Каспия. Что-то я не читал у Седовласого гневных речёвок по поводу архаизации и феодализации его малой родины. Понимаю — пепел интернационализма стучит в сердце. Если серьёзно, пропаганда патриотизма вообще нужна, но что-то меня гложет…

А гложет вот что, и об этом я уже писал: Заходишь в книжный магазин и в глаза бросаются бестселлеры с золотым тиснением. Названия разные, но картинки одни. Загорелые мускулистые блондины в рунических одеждах, тельняшках или брониках бьют, колют, режут супостатов. Над ними летят суровы орлы, рассекают винтами воздух боевые вертолёты, проносятся истребители и штурмовики. Так и хочется посреди зала заорать «Гип-гип ура!». А рядом за окном идёт сопливый еврейский мальчик со скрипочкой под мышкой. Он спешит с урока, чтобы успеть повторить Тору и Каббалу. Как известно, Каббала основана на квантовой физике (откуда только в средние века семиты о ней узнали?!). Еврейский мальчик не сморит боевики, он слушает классическую музыку, учится считать деньги и чтит своих предков. Этот тщедушный юноша вскоре займёт место управляющего крупным банком. В его охране будут белокурые, загорелые, накачанные бывшие или действующие сотрудники «Вымпела» или «Альфы». Они будут обслуживать его не хуже сексапильных горничных. Обидно? Мне — да.

Вам никогда не казалось странным, что в голливудских фильмах злодей самозабвенно слушает классическую музыку, а хороший парень роняет слезу под незамысловатые мелодии кантри или ещё какой-то музыкальной жвачки с тремя аккордами? Смекаете? Понимание сложной музыки — это зло! Признание сложности жизни — абсолютное зло. Для прямоточных одноклеточных всё должно быть простым и незамысловатым. Нам шашечки, или будем разбираться в этой запутанной жизни? И ещё: настоящий юмор может быть только семитским. Русский — допускается, но только в случае, если герой — лошара, дурак, алкоголик, дебил или полный раздолбай. Тонкий юмор, ирония — для русских под запретом. Вам не обидно? Мне — да! Теперь назовите с трёх раз почему нами управляют… Ну, сами знаете кто. Так что качайте мускул, одноклеточные!

Но есть и другие. Эти вообще из фильма «Чужой» (Ридли Скотта) выползли. Нет, это не страшные монстры. Это их яйца. Мерзкие такие, чавкающие, но всё равно одноклеточные. Их производит огромный и мерзкий гермофродит. Весь в слюнях и соплях. Он чавкает, истекает слизью, но штампует одноклеточные яйца один за другим. Брр! Глаза бы мои этот фильм не смотрели. Думаете, эти мерзопакостные создания водятся исключительно вблизи Лос-Анджелеса в Колифорнии? Ничего подобного. И у нас они есть. Но если «чужой» гермафродит штампует одноклеточных эндогенно, то наши — экзогенно. Они, одноклеточные и прямоточные слетаются к ним сами. Сам страшный ролик смотрел, как наш слюнообильный гермафродит одноклеточных осеменяет. Осеменяет красным бредом, всю сложность которого можно выразить одним абзацем, а ещё щедро одаривает зелёной нарезкой. Без нарезки их и без того скучные сайты и блоги никто бы не посещал по одной причине — их бы не было вовсе! Так что, гуляя по просторам Интернета, избегайте мест, где можно подскользнуться на чужих слюнях и соплях. И забудьте шашечки! Шашечки — не жизнь, а имитация и примитив, который скармливают умные злодеи сентиментальной пастве. И слушайте сложную симфоническую музыку, лучше современную. Она даёт хорошую зарядку для ума. Настоящий патриотизм не может быть одноклеточным!


Tags: Размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 579 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →