detnix (detnix) wrote,
detnix
detnix

Categories:

Клички, как индикатор причастности к настоящем делу

Вынужден прервать изложения основ своих представлений о педагогике. По результатам опубликования первых двух глав мы с уважаемым френдом note_booker получили по кличке «Маркизы де Сады», которыми осчастливила нас одна достойная женщина, а с десяток представительниц её вида наградили нас увесистыми виртуальными оплеухами. Дескать, руки прочь, грязные садисты, от наших невинных детушек! Что ж, «садисты» так «садисты»… Не впервой получать клички, соответствующие твоей натуре. Клички — это же целый мир, на который мало кто обращал внимание. Клички, как правило адекватны сути человека, в отличие от псевдонимов и никнэймов, которыми награждают себя самовлюблённые авторы. Клички — это эпиграф к судьбе.

На рисунке ниже майор «Клизма». Я знаком с ним.

Вспомните, было такое — пришили Деда Хасана. Народ бурлит. Новость в топах. Задолго до того грохнули Япончика. Оба преступные авторитеты. А скажите на милость, можете ли вы лишь по этим кличкам охарактеризовать стержни их исковерканных натур. Пожалуй, что да. Дед Хасан мудр, не вертляв и не фигляр в отличие от Япончика, человек слова, недаром же имел беседы с Самим, пока ещё тот не стал Самим. Может Дед и нашептал Тому, дескать пора, брат, кончать с беспределом. Очисть, дружище, кремлевские конюшни от дерьма, что сам же туда и свёз. Более того, я с ужасом сознаю, что посади вовремя Деда Хасана на царство, страна бы воспряла. Что, не то ляпнул?.. Как бы не так! Сравните мелодику двух имён, внимание:… «Пу-у-у», а теперь, ещё секунду внимания: — «Дедушка Хаса-а-ан». Улавливаете разницу. Если всё ещё негодуете, то вспомните, кто Россию вывел в лидеры послевоенного мира? Правильно — «Коба». Тот самый, который помимо лирических стихов в грузинской хрестоматии по литературе отметился громкими кровавыми эксами.
Власть — это такая штука, которая не имеет никакого отношения к гуманизму или романтике. Поэтому в ней и не засиживается истеричная профессура и женщины-эмансипатки. Власть жестока и преступна по сути своей. Во всех странах и во все времена. И не требуйте от меня пруфлинков. В этом можно убедиться лишь войдя в неё. Как полагаете, кто бы в ней чувствовал себя уверенным и мог немедленно возложить на себя всю ответственность за страну? Конечно же признанный авторитет криминального мира. Нам не повезло, вместо Деда Хасана вынули из рукава заморыша и посадили на трон. А чтоб не шалил и не вертел головой, в заказной войнушке кровью измазали, да пару домов грохнули для острастки. Грохнули, а народу прозрачно намекнули: «Думай на Плешивого, али на Рябого».
Чуть ли не десять лет мужал и взрослел подсадной владыка, но похоже, что пришёл черёд и ему расправить крылья. Вначале на стерхах попробовал, затем на министре обороны. Пробуждается в нём что-то мужское. Думу трясёт от дурных предчувствий, поговаривают, в иных камерах в Лефортово да на Лубянке евроремонт делают, — ждут вип-посадок. Чернь здравницы поёт, бояре дурным запахом исходят. Не ровен час и новой кличкой удостоится бывший заморыш. Клички как и натура человеческая, имеют склонность изменяться под воздействием внешних факторов. Эх, ма! Будет у нас свой «Владимир Свирепый»! Дай Бог, дай Бог! Я первый все его прошлые грешки забуду, шапку заломлю и свечку поставлю во здравие. Что это я с утра размечтался?.. Он же пока всего лишь «Пу-у-у»… Но так хочется, чтоб стал Свирепым. «Свирепый Пу»… Звучит как выстрел. Холостой или смертельный, увидим вскорости.
Вернёмся к кличкам. Выявил я тут одну закономерность. Клички сами собой приклеиваются, когда коллектив занят настоящим делом и заточен на результат. И чем более стоящее дело и более осязаемый прогнозируемый результат, тем больше рождается кличек. В преступном мире всё понятно: и дело «настоящее» и результат, как правило, нешуточный. А как в обычном мире. Взять к примеру войну. Афганистан 1981 год, группа «Каскад», отряд «Тибет». Через неделю все кличками обзавелись, меня только стороной обходили и лишь когда меня в заумь потянуло — тут же окрестили «Галилео». У нас в отряде всякой твари по паре были: и «Мамонт», и «Пидорюга», и «Репа» и «Мадам Алешкис». И всё почему? Делом были заняты. Бегали по горам с автоматиками как архары, а спустившись в долину, верстали в душных палатках планы новых викторий.
Второй раз приехал в Афгань. За три года командование ратную вольницу усмирило, мятежный дух первопроходцев войны извело под корень. Опять, как на замшелой гражданке вошли в обращение: «товарищ майор», «так точно, товарищ полковник», «захлопни гребало, лейтенант», а то и просто: «мудак ты, Иван Иванович». И никаких кличек, даже намёков. Тошно было мне тогда. Юмор и шутки не в чести. Мы — в изоляции, кругом льстивые афганцы, встречающие тебя выспренными эпитетами и здравницами. Впору удавиться! Но прошли два тягостных года и я попадаю в Кабул, в самый центр мозгового вещества нашего Представительства. Не поверите, я ожил! Ожил в окружении головастиков, которые препарировали несметные массивы информации и выдавали рекомендации «товарищу генералу армии», «товарищу маршалу Советского Союза», а то и дорогому «Генеральному Секретарю». А промеж себя никаких имён-отчеств, званий и прочих устоявшихся словоформ. Только клички. Каждый имел по две-три. У меня было четыре. Уничижительная — «Сенека», ободрядще-хвалебная «Будген» (будешь генералом). Среди нас были и «Папа Карло», и «Пингвин», и «Колосок»… Крещёный четырьмя кличками, я прожил, пожалуй самые лучшие свои полтора года жизни.
Начало разработки Чеченской кампании. Вроде как по теории положен взрыв кличек. Ан, — нет! Всё по имени-отчеству, да по воинскому званию. В чём засада? Да в малом — планируемая нами военная заваруха была дурно сваренной, замешанной на личных амбициях, стратегической кашей. О каких кличках может идти речь? Никто даже пошутить не смел. Я же помню, если дело стоящее, то шутки юмора, как пули свистят у виска. И свистят не переставая. Тут же гробовая тишина.
Серьёзными могут быть лишь члены похоронной процессии, провожающие в последний путь здравую идею или сногсшибательный план. Настоящее дело без юмора — что невеста в рабочей спецовке, что статуя Давида с отколотым членом. Бегите бегом от серьёзных и хмурых начальников. Бойтесь морщин, гармошкой избороздивших лоб. Умный человек всегда светел и гладок челом. И наконец, не раздумывая баньте ЖЖ-юзеров, взирающих на вас исподлобья со своих аватарок.
Последнюю кличку я получил незадолго до полтинника. Склочным тогда был, мастером закулисных махинаций. Что поделать? Чем выше по лестнице власти, тем чаще завистники норовят подпилить перекладину, за которую успел уцепиться. И собрал я ватажку молодёжи. Все как на подбор умницы, — цвет и элита тех, кому жизнь западло. Не прошло и недели, как был заново крещён, а вокруг меня уже вились «Луноликий Берия», «Казаченя», «Весельчак У», «Мишики» и «Лёшики»…
Не знаю, всеобщий ли это закон, но не поделиться своими наблюдениями я не мог.
Отвечать на комментарии буду позже. Ухожу встречаться с лжеисториками и лжеархеологами вместе со своим другом буддистом.
Tags: Политика, Психология, Текущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 237 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →